Как мы Мишку хоронили

Умер Мишка, сгорел от водки. Для его мамки это и горе, и облегчение: тиранил он ее, из дому все, окромя стен, вынес.

А времена сейчас сложные, похоронить человека стало трудным делом, накладным. Бабулька второй день над Мишкой рыдает, а вынести - ну, нереально для нее это. Она думала - думала, потом кой-то возок нашла, чтобы собственноручно на кладбище Мишку катить.

Мы с Генкой решили помочь ей. Как-никак, Мишка всегда третьим у нас был.

- Бабулька, - говорим, - так у тебя ничего не получится. Ящик из ДСП развалится, пока довезешь.

А она в слезы.

- Давай так, - предлагаю, - ты пустой ящик на возике повезешь, забросаешь его ветошью для маскировки, а Мишку мы своим ходом доставим.

Бабулька ничего не поняла, но плакать перестала.

- На троллейбусе повезем, - объяснил я.

- Ты что? - не согласился тут Генка. - Кто нас пустит? Да и запах от него уже.

- Какой запах? – спрашиваю. - Ты понюхай! Мишка наш так проспиртован, что дольше Ленина сохранится. А мух мы и сами будем отгонять.

Жарко, поэтому мы пиджак с Мишки сняли, футболочку одели, очки темные я
ему подогнал. Парень хоть куда получился! Посидели втроем, как бывало,
выпили, ну и пошли в обнимку на остановку.

Везти его было даже очень удобно. Народу набилось столько, что он
стоял сам, без всякой нашей помощи. И все бы сошло, но старичок какой-то противный к нему привязался:

- Что вы пихаетесь, молодой человек? Вы что своими локтями под ребро мне тыкаете? Я старый человек, мне скоро помирать, а вы всякое уважение к старости потеряли.

Генка обиделся за друга, тот же ответить не может, и говорит старичку:

- Пенек! Ты, может, и не скоро еще помрешь, а кореш наш уже второй день как копыта откинул.

Я двинул Генке но почке, но, кажется, опоздал. Старичок забеспокоился, принюхиваться стал, потом энергично заработал локтями и к выходу подался.

На следующей остановке нас ждала облава. Народ, в общем-то, успел закомпостировать, а вот у нас троих талонов не оказалось в запасе. Генка, идиот, еще и нагрубил. Контролерша высунулась в окошко, орет:

- Сюда! Сюда!

Смотрим - менты.

- Вот этот меня послал, - и на Мишку показывает. У него с Генкой очки почти одинаковые были.

Тут Генка опять за друга подпрягся:

- Дура очкастая, у тебя что, совсем повылазило? У Мишки вообще билет не в ту сторону. Это я тебя послал. Хочешь, еще пошлю? - И еще послал.

Ну и загребли нас всех троих. Мы помогли Мишке в камеру войти, сели, пытаемся сообразить, что дальше делать.

Стал Генка в дверь ломиться, начальников уговаривать.

- Ну ты! - слышно за дверью. - Если ты, алкаш, сейчас не утихнешь, я вам всем троим каратэ покажу.

Генка не утих. Пришел сержант и показал каратэ. После показа я оказался в одном углу, Генка в другом, а Мишка в третьем.

- Еще показать? - нагло поинтересовался сержант.

- Эх, ты! - упрекнул я каратиста. - Что же ты делаешь? Он же мертвый.

Улыбка на губах сержанта увяла. Он склонился над Мишкой, пожелтел, потом позеленел. Из камеры вышел странной, пошатывающейся походкой. Через некоторое время за дверью поднялась суета. Различные милицейские физиономии стали поочередно заглядывать в дверное окошко. Затем в камеру к нам зашел майор.

- Что произошло? - не жестко, по-отечески спросил он.

- Ничего особенного, - ответил я. - Просто у нас друг умер.

- Вас били?

- Каратэ показывали, - потирая бок, вступил в разговор Генка.

- Запомните, - железно отчеканил майор, - в милиции никто никогда никого не бьет! Запомнили? Повторите.

- Никто никогда нигде меня не бил, - послушно повторил я и добавил: - даже хулиганы в детстве.

- Это почему? - поинтересовался майор.

- Боялись.

- Молодец! - похвалил майор и вышел.

Потом пришла какая-то докторша в белом халатике, наброшенном на китель, извлекла из сумочки прибор медицинский и стала нашему Мишке измерять давление.

- Ну вот, - мягко улыбнулась она, - сто тридцать на девяносто. Немного повышенное, но это бывает.

Я чего-то не понял, а у Генки вообще началась истерика.

- Иго-го! - как-то по-лошадиному удивился он. - Сто тридцать на девяносто? У Мишки? - он чуть не захлебнулся: - Га-га-га! Го-го-го! Ой, мамочки! Ой, не могу! Ой, держите меня! Да он уже второй день...

Я дал ему по почке.

- Вот и пульс нормальный, - между тем продолжала она, не обращая внимания на лошадиное ржание Генки. - Шестьдесят ударов в минуту.

- У Мишки? Пульс? - опять принялся за свое Генка. - Шесть-де-десят ударов! Уморила! Га-га-га! Да он уже второй день...

Я успел двинуть ему по почке.

- Вот пощупайте у него пульс, - предложила мне докторша, - и вы убедитесь сами.

Я пощупал. Она склонилась ко мне и с многообещающей улыбкой зашептала:

- Если вы сейчас нащупаете у него пульс, вас тотчас же выпустят, всех троих.

- Да, - согласился я, - нормальный пульс. И сердце бьется.

- Сердце? У Мишки? Бьется? - опять затащился этот идиот. - Га-га-га! Крыша у вас обоих поехала. Ладно, я в психушке лечился! Но я-то знаю...

Умолк он, лишь получив очередной удар. Опять зашел майор.

- Есть решение за примерное поведение отпустить вас. Так как протокола на вас мы еще не оформляли, вас как бы здесь и не было. Но если вы проговоритесь, что были, мы вам сразу на работу штрафы пришлем.

Мы - на троллейбус и на кладбище. А там дьячок вокруг гроба нетерпеливо вышагивает и шумит во весь голос:

- Сколько можно ждать, матушка? Пойми, у меня работа сдельная, а ты держишь меня. И что это за особа такая важная, без которой отпевать нельзя? Меня клиенты ждут. Все, лопнуло мое терпение! Отпеваю и баста!

Он к гробу подскочил, сдернул крышку, а там пусто. Я думал, он сейчас перекрестится в ужасе, а он вместо этого стал руками внутри гроба шарить,

- А покойничек где? - наконец сообразил он.

- Да вот он идет, - смахнув слезы, облегченно заулыбалась бабулька.

Так мы похоронили Мишку. Дьячок даже тост произнес:

- Чтоб он больше не ходил!

Мы как справили поминки, так вечером нас и забрала милиция.

- О, да это же знакомые ребята! – воскликнул майор. - Это неплохие ребята, отпустим их.

Мы с Генкой неуверенно направились к двери,

- А третий ваш где? - поинтересовался майор.

- Умер, - обернулся я. - И мы его уже похоронили.

- Жалость какая. А отчего он умер?

- Сгорел наш Мишка, сгорел от водки, - честно признался я.

- Молодец! - похвалил майор.

Только я одного не понял, кто молодец: я или Мишка?

Автор - Дмитрий Давков.
Источник.

Новость отредактировал Estellan - 7-07-2019, 10:27
7-07-2019, 10:27 by Сделано_в_СССРПросмотров: 462Комментарии: 5
+19

Ключевые слова: Друг смерть от водки бабулька автобус похороны

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Летяга
7 июля 2019 11:48
0
Группа: Заместители Администраторов
Репутация: Выкл.
Публикаций: 776
Комментариев: 8 690
Смешно и горько.
+++
                           
#2 написал: BlueCat
9 июля 2019 05:35
0
Группа: Посетители
Репутация: (184|0)
Публикаций: 2
Комментариев: 570
Цитата: Летяга
Смешно и горько.
+++

Это наши реалии. Почти мистические.
Но - честно - посмеялась на славу. У автора талант. ПЛЮС!
История явно недооценена из-за "несерьёзной" категории.
 
#3 написал: Joss
17 июля 2019 08:13
0
Группа: Посетители
Репутация: (351|0)
Публикаций: 12
Комментариев: 1 383
Шоу Stand Up отдыхает.
+++
   
#4 написал: Бастинда
27 июля 2019 21:49
0
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 7
Комментариев: 363
Шикарнейшая история +++ Но и грустная одновременно. Отлично написано, очень талантливо.
  
#5 написал: marzzz
22 августа 2019 21:43
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (536|0)
Публикаций: 95
Комментариев: 6 908
У нас в стране таких несерьезных лет на сто вперёд припасено! И в цирк ходить не надо.
             
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.