Курочка, открой дверь. Часть 5

ПРИБЫТИЕ

Утром, едва успев умыться и позавтракать, Прохор услышал шум моторов. Выглянул в окно: в сторону его дома тянулась вереница автомобилей. Большие чёрные внедорожники ползли вперёд, покачиваясь на ухабистой дороге. Судя по одинаковым буквам на номерах, машины принадлежали государственной конторе. «Следствие, видать, едет, - подумалось Прохору. - Народищу-то… будто целый взвод». Через 20 минут, после того, как процессия остановилась, Прохор понял, что был недалёк от правды: из автомобилей начали выходить люди в полевой форме, чуть разбавленные людьми в гражданском и тремя-четырьмя деловыми костюмами. Действовали быстро и слаженно: были слышны отрывистые приказы, из автомобилей споро выгружали коробки, какие-то трубы и тюки. Прохор заметил, что у калитки стоит Игорь и машет ему рукой.
Подойдя к калитке, хозяин поприветствовал гостей. Игорь был, как всегда, любезен и улыбчив. Он разъяснил Прохору, что районные власти решили приложить максимум усилий, и не допустят, чтобы на граждан и их имущество нападали безнаказанно. Также было заявлено, что курятник будет отремонтирован и поставлен под наблюдение, дом будет взят под охрану, будут назначены ответственные, приняты меры, и прочее, и прочее. Прохор слушал эту длинную уверенную речь в пол уха. Вокруг сновали люди. Не прошло и полчаса с приезда, а у курятника уже суетились рабочие: заделывали стену и ставили новую дверь. В поле через дорогу, напротив дома Прохора, устанавливали палатки, снаряжали генераторы, налаживали коммуникации, разворачивали полевую кухню. «Серьёзно взялись», - думал Прохор, глядя на растущий лагерь. Вокруг курятника были установлены осветительные прожектора, повешены несколько камер наблюдения. Дабы всячески расположить к себе хозяев, Игорь водил Прохора по местам выполнения работ: всё показывал и рассказывал, спустя час к ним присоединилась следователь Настя. Работа спорилась.
К полудню явились журналисты. На этот раз они прибыли на большом фургоне. Стоило ему остановиться, как одна из дверей распахнулась? и из проёма выскочила Мария. Она осмотрела происходящее вокруг совершенно осоловелым от радости взглядом. Казалось? ещё чуть-чуть - и у неё изо рта потекут слюни. На этот раз журналистов прибыло четверо. Пока уже знакомая троица лихорадочно носилась по округе и выбирала места для съёмок, новый член бригады отогнал фургон в место базирования – то же самое поле через дорогу, поодаль от «следственного» лагеря. Егор, так звали четвёртого, вылез с водительского кресла и скрылся в глубине автомобиля. Пару минут спустя задние двери распахнулись? и на землю бухнулось несколько коробок, лязгнув чем-то металлическим. Затем вышел сам Егор с тарелкой офсетной параболической антенны в руках и полез устанавливать эту самую тарелку на крышу фургона. Прохор краем глаза наблюдал за телодвижениями нового члена репортёрской команды – «связист», видимо.
После того, как антенна была установлена, настроена и протестирована, Егор подал сигнал своим коллегам. Те пулей вернулись к фургону, вооружились камерой, микрофоном, накрашенным лицом Марии и ринулись в бой. Целились они явно в Игоря, тем более, что тот везде таскал за собой Прохора, но, не дойдя метров 20 до цели, троица была ловко перехвачена галантным мужчиной в штатском, который представился пресс-секретарём руководителя «операции», и «все вопросы только к нему». Журналистов такой поворот событий только раззадорил: значит, дело было серьёзным и, наверняка (естественнейше!), «нечистым». В воздухе запахло приключениями.
К вечеру, отделавшись ото всех гостей, Прохор наконец был предоставлен сам себе. Он ходил по двору, занимаясь своими обычными делами, но продолжал пристально наблюдать за обстановкой. Команда «следователей» продолжала тянуть какие-то провода: вдоль забора, у курятника, вдоль дороги. Несколько человек делали какие-то измерения, ставили метки. На место меток устанавливались прямоугольные серые коробки, которые явно ориентировали по сторонам света. Люди спешили, но действовали без суеты. Видно было, что это профессионалы, и они явно собираются закончить всё сегодня, пока не стемнеет.
В девятом часу вечера посторонних на дворе почти не осталось. Даже журналисты уползли в свой фургон, набегавшись за день. Прохор сидел на крыльце, когда в проёме открытой калитки показался молодой парень в рясе. «Очевидно, послушник Иллариона», - подумал Прохор. Парень был крепко сложен, высок и широкоплеч. За спиной его висел тряпичный мешок. Стремительной уверенной походкой подошёл он к Прохору и учтиво поздоровался, представившись послушником Кириллом. Передал письмо от Иллариона, подтверждающее его «назначение во служение и помощь» и адресованное в основном Наталье со словами поддержки и списком глав из Евангелия для прочтения в тяжёлый час. Прохор отдал Кирилла на попечение хозяйки, а сам пошёл проведать кур, которых поместили обратно во отремонтированный курятник.
Курятник чуть ли не сверкал в сгущающихся сумерках – со всех сторон в него били яркие прожекторы. У входа стояли два человека в форме, которые, завидев Прохора, дежурно заулыбались. Прохор открыл дверь, на секунду задержался и, затаив дыхание, вошёл внутрь. Повёл взглядом вокруг. Куры выглядели, как обычно: ходили кругами, квохтали, клевали солому и гадили. Прохор шумно выдохнул и расслабился. Взял одну курицу в руки, поднёс к лицу, пригляделся – курица как курица. Поставил обратно на пол. Огляделся вокруг: внутренние стенки были чисто вымыты, на полу постелена свежая солома, еды и воды достаточно, будто ничего и не было. Только след, оставленный ножом, и новая дверца с неокрашенным куском стены напоминали о произошедшем. Прохор хотел что-нибудь сделать, предпринять, как-то обезопасить кур, но делать в курятнике было нечего. Тем более после иллюминации и охраны, организованной Игорем. Ничего не оставалось, как вернуться дом. Дико хотелось спать. На выходе из курятника Прохор как бы в шутку спросил стоящих у входа: «Всю ночь, что ли, стоять собираетесь?» На что ему серьёзно ответили, что стоять будут всю ночь. Что ж, Прохор не возражал.
В доме готовились ко сну. Прохор зашёл проведать Кирилла. Как оказалось, Кирилл готовился к ночной службе у курятника, «дабы изгнать нечистого». Прохор не возражал и тут. Он предупредил, что на ночь дверь будет заперта, чтоб стучал громче, ежели что. Послушник же ответил, что службу закончит только утром, и в дом ему заходить без надобности, так что сон хозяев не побеспокоит. Поблагодарил за тёплый приём и заботу. Голос Кирилла был совершенно ровным, безэмоциональным, а взгляд совсем отрешённым. Ну да не его это дело, решил Прохор, подождал, пока послушник выйдет на службу, запер дверь и отправился спать.

НАЧАЛО

Прохор внезапно проснулся посреди ночи. Он часто и глубоко дышал, сердце бешено колотилось. Наталья спала рядом, не выказывая никаких признаков беспокойства. Прохор тихо встал и вышел из спальни. На душе было тревожно, в голове носились мысли, руки дрожали. Ему чудились звуки. Мерзкие голоса хохочущих кур, рваные слова «рожи» и тихий собачий лай. «А не дёрнуть ли настоечки, от нервов?» - подумал Прохор. За последние дни он совершенно вымотался морально, и мысль выпить чего-нибудь горячительного и расслабиться казалась вполне уместной.
Вошёл на кухню. Настойка хранилась в подвале, куда вёл люк, расположенный под столом. Прохор подошёл к столу и уже совершенно автоматически глянул на залитый светом курятник – мысли о выпивке тут же вылетели из головы, вместе со всеми остальными мыслями. У входа в курятник, аккурат между двумя караульными, в ярких лучах прожекторов стоял Пресветлый, держа перед собой тремя руками курицу. Курица не шевелилась, словно загипнотизированная. Она смотрела на Пресветлого, раскрыв клюв. Затем перья её начали темнеть и через несколько секунд стали совсем чёрными. Руки Пресветлого пришли в движение. Они мяли курицу как пластилин, будто скатывая в шар. Тело курицы легко поддавалось, принимая новую форму. Дальше Прохор уже не смотрел. Бегом преодолел он расстояние до входной двери и выбежал на улицу. Дверь громко ударилась о стену, но караульные и рожа словно, казалось, не услышали этого. Прохор двинулся на Пресветлого, набирая скорость. Спустя мгновение он уже бежал со всех ног. Тварь была полностью поглощена своим занятием, караульные точно не спали, но стояли, будто ничего не замечая.
До твари оставалось пара метров. Прохор широко шагнул левой ногой и с размаху пнул правой Пресветлого в бок. Чуть выше места удара на теле "рожи" широко открылся глаз. Чёрная туша согнулась и отлетела на несколько метров. Прохор хотел броситься на тварь, но кто-то с силой потянул его назад. Резко обернувшись, он увидел, что один из караульных бесцеремонно держит его за трусы.
— Не лезь, мужик! — бросил он приказным тоном. Прохор сразу оценил расстановку сил — к роже прибавились ещё и двое вооружённых людей. Но он не собирался просто смотреть, как закатывают его кур. От резкого толчка вцепившийся в трусы караульный выпустил свою добычу и повалился на землю. Второй скидывал с плеча автомат, но Прохор уже знал, что для этого бойца сражение окончено. Носок правой ноги резко ввинтился в землю против часовой стрелки, колено выпрямилось, закручивая и толкая тело вперёд, кулак вылетел по широкой дуге точно в лицо караульного. Тот, осознав ситуацию, попытался прикрыться и вскинул руки, но было слишком поздно. Удар пролетел над защитой и попал точно в подбородок. Голова резко крутнулась, черепная коробка ударила мозг, и караульный повалился без сознания на землю. Краем глаза Прохор уловил движение – первый караульный стоял на четвереньках и собирался подняться. «Ну кто же так встаёт…» - пронеслась мысль в голове Прохора, и он пнул встающего в ухо. Ещё один противник потерял сознание — осталась только тварь. Пресветлый по-прежнему лежал там, куда его отбросило ударом. Он уже закончил комкать курицу и явно вознамерился запихать её в одну из своих пастей. Прохор двинулся на тварь, полный гнева и решительности. Но та, быстро проглотив куриный ком, проскрежетала «рад...и все...о...б...щего благ...а» и с сумасшедшей скоростью сиганула через забор. Прохор на секунду растерялся, но вдруг осознал, что уже некоторое время слышит шум и усиленные мегафоном приказы со стороны лагеря в поле — к курятнику шло подкрепление. К курятнику, но не факт, что к Прохору. Медлить было нельзя. Догнать Пресветлого казалось задачей невыполнимой, но тварь всё равно придёт снова, за курами. Вспомнились слова Володьки. «В дом, значит, забирали».
Прохор вбежал в курятник. Кур было заметно меньше – чуть ли не половина от прежнего количества! Ну да ладно, сейчас было не до того. Прохор схватил мешок, лежавший на полке у входа, и начал собирать в него кур. Собрав всех, он закинул мешок на плечо, выскочил на улицу и побежал к дому. Кирилла нигде не было видно. Прохор кликнул его несколько раз на бегу, но ответа не последовало. К курятнику уже бежали люди. Некоторые перелезали через забор, кто-то вбегал через калитку. Прохора давно уже заметили, и несколько человек бросились наперерез. Но им было не успеть. Уже стоя в дверях, Прохор ещё раз окликнул Кирилла и огляделся – нигде нет. «Вот зараза», -процедил Прохор сквозь зубы и захлопнул дверь.

РАДИ ВСЕОБЩЕГО БЛАГА

Запершись в доме, Прохор думал, что солдаты попытаются ворваться внутрь. Он слышал топот на крыльце, выкрики команд, лязг оружия. Со второго этажа спустилась испуганная Наталья. Ничего не объясняя, Прохор отдал ей мешок. Велел скорее посадить кур на чердак, самой с детьми запереться на втором этаже и ни за что не выходить. Как Наталья ушла, Прохор решил осмотреться. Он осторожно подходил к окнам и заглядывал то в щели между ставней, то в замочную скважину двери. Дом брали в оцепление, выставляли прожекторы, освещая дом так, что скоро что-либо увидеть изнутри будет невозможно. Везде сновали солдаты. Оба выхода из дома и все окна охранялись. Прохор оделся и зарядил «Сайгу». Он сознавал, что шансы против нескольких вооружённых людей у него невелики, но сдаваться не собирался. У двери постоянно слышались шаги, но открыть её никто не пытался. Видимо, ждали приказов.
Прохор быстро поднялся на чердак. Перепуганные всклокоченные куры топтались в углу. Их оказалось всего 11. Больше половины пропало. На улице Прохор их не видел, а зная, как они себя ведут при появлении Пресветлого, вероятность того, что некоторые просто испугались и убежали, была мала. Видимо, аппетит твари вырос. Вот напасть! Да ещё и военные с ним заодно. Прохор выглянул в маленькое неприметное окошечко - дом был полностью окружён. Рядом с лагерем стояло несколько грузовых автомобилей, набитых вооружёнными солдатами. «Уже и подкрепление прибыло… Значит, заранее знали, что придёт эта мразь сегодня». А что там с журналистами? Их фургон стоял на том же месте. Все четверо стояли на улице и беседовали с пресс-секретарём Игоря, за спиной которого стояли два солдата. Мария размахивала руками и, похоже, что-то кричала, Валерий Валерьевич пытался её успокоить. Сашка держал на плече камеру, Егор просто стоял рядом.
Тут Прохор увидел, что в калитку входит сам Игорь в сопровождении следователя Насти и… батюшки Иллариона! Вся троица явно направлялась к дому. Прохор быстро спустился и встал у входной двери. Спустя минуту в дверь постучали.
— Прохор! Прохор, нам нужно с Вами поговорить! — услышал он голос Игоря. — Прохор! Вы меня слышите?!
— Солдат своих уберите со двора! Тогда поговорим! — зло ответил Прохор.
— Присутствие опытных людей, умеющих обращаться с оружием, крайне важно в данной ситуации, Прохор. Это для безопасности всех нас. Поймите, ситуация, в которую Вы попали, очень серьёзная. Она может казаться пугающей. Но мы уже сталкивались с подобным и имеем опыт решения таких проблем.
— Чего они тогда мешали мне? Не говоря уже о том, чтобы пристрелить эту дрянь?
— Послушайте, всё намного сложнее, чем Вам кажется, — донёсся из-за двери голос Насти.
— Всё верно, — подхватил Игорь. — То, что сейчас происходит на Вашей земле, очень важно, Прохор. Очень. Для Вас. Для нас. Для всех. Важно для России, для всех людей. Это не просто нападения и похищения, Прохор. Это лишь часть гораздо более масштабного процесса. Очень сложного и важного для нас всех процесса. Очень важного, слышите, Прохор?
— Что же это за процесс такой, что меня изводит этот Пресветлый?
За дверью воцарилось молчание, затем послышались невнятные приглушённые голоса, шорох.
— Послушайте, Прохор, — снова заговорила Настя. — Доверьтесь нам. Мы сможем Вас защитить. Всё, что от Вас требуется, отдать нам кур. Мы знаем, как дальше будут развиваться события. Вам ничего не угрожает.
— Мы возместим все Ваши потери, — продолжил Игорь. — Как материальные, так и моральные. Мы вернём Вам кур. Привезём других. Сколько скажете — столько и привезём. Вместе мы справимся обязательно. От Вас нужно лишь немного сотрудничества.
— А собаку мне кто вернёт?!
— Сожалею об этой Вашей утрате. Стоит признать, что в случае с Вами мы среагировали несколько позже, чем следовало. Это привело к этой, вне всякого сомнения, тяжёлой утрате. Но повторяю, мы всячески Вас поддержим. Вам не справиться в одиночку. Давайте сотрудничать.
Услышав голоса, со второго этажа вышла Наталья. Она остановилась поодаль и встревоженно смотрела на Прохора. Прохор смотрел на неё.
— Что это за дрянь, зачем она это делает? — спросил он у стоявших за дверью.
— К сожалению, я не имею полномочий рассказывать Вам детали, Прохор, — отвечал Игорь. — Это секретная информация, представляющая государственную тайну…
— Вот мать-перемать! — выругался Прохор.
— Послушай, сын мой, — раздался из-за двери голос Иллариона. — Всё, что говорят эти люди, это всё очень важно. Это может выглядеть страшным и несправедливым, вся эта ситуация. Но они помогут тебе. Они делают богоугодное дело, Прохор. Ради всеобщего блага. Прислушайся к их словам, сын мой. Бог не оставит никого в беде, он всегда пошлёт спасение. Эти самые люди — твоё спасение. Твоё и твоей семьи. Я молюсь за всех вас. Молюсь, чтобы всё кончилось хорошо. Ведь мы все - люди, рабы Божьи. Сила наша – в единстве, в вере. Позволь им разобраться с бесом. Я теперь всегда буду здесь, помогать и советовать. Это теперь и моя ноша тоже. Не взваливай всё на свои плечи. Подумай о детях, как им тяжело.
Услышав голос Иллариона, Наталья подошла к Прохору, робко взяла за рукав и умоляюще заглянула в глаза. Прохор понимал, что ей гораздо тяжелее всё это переносить. Что она слаба и напугана. Он всегда думал, что может защитить своих близких, но все эти военные, оружие, уговоры… Казалось, эта проблема скоро станет ему не по силам, опасность возрастала. Наталья уже была на грани срыва. Он не мог мучить близкого человека, тем более никак не мог снова потерять кого-то.
— Кирилла вашего не видать нигде, как ушёл вечером, — сказал Прохор.
— С Кириллом всё в порядке. Он… был несколько напуган. Теперь он в безопасности. Он в лагере у военных, ему там помогают. С Божьей помощью.
— Прохор, ради всеобщего блага, давайте уже поможем друг другу, — снова вступил в разговор Игорь. — Сейчас мы теряем время. Эта тварь придёт снова, придёт скоро. Не найдя куриц в курятнике, она вломится в Ваш дом. Она становится сильнее с каждым днём. Вам не справиться в одиночку, а при сложившемся положении дел мы не сможем Вас защитить.
На лестницу, разбуженные криками и шумом, вышли Лёшка с Машкой, сонные и такие маленькие и хрупкие. Наталья стиснула руку Прохора.
— Ладно, — решился Прохор. — Что делать мне?
— Просто отдайте нам кур, Прохор. Мы позаботимся обо всём остальном.
Прохор посмотрел на Наталью и детей: "Всё будет хорошо".
Прохор полез на чердак. Куры были на месте. Они немного отошли от срочной эвакуации и ходили взад-вперёд в поисках насеста. Прохор взял мешок, в котором принёс кур и принялся их собирать. Вдруг в углу в куче тюков с тряпьём зашевелилась тёмная масса. Прохор весь напрягся и резко развернулся лицом к опасности. Тёмная масса ворочалась, пытаясь выбраться. Тело начало расслабляться, готовясь среагировать на атаку, пульс застучал в ушах. Наконец масса высвободила ногу и смогла встать на пол. Это определённо был человек. Он поднял руки вверх, показывая, что оружия нет, и медленно приблизился. В свете прожекторов, который пробивался на чердак, Прохор наконец смог различить лицо своего гостя. Это был Володька, весь вымазанный то ли краской, то ли грязью, и одетый в какие-то лохмотья.
— Вот и свиделись, — еле слышно шёпотом произнёс он.
Прохор чуть не подпрыгнул от неожиданности. Он подошёл и сгрёб Володьку в объятья.
— Давай позже всё эти приветствия, — спустя секунду сказал Володька. — Сейчас нужно сосредоточиться на ситуации. Лучше ничего не говори, твой басище они сразу услышат — дом твой на внешней прослушке наверняка, с направленных микрофонов. Слушай внимательно, что я говорю. Им не просто куры нужны, им нужен ещё и ты. Всё позже расскажу. Сейчас складывай всех, кроме одной, в мешок. Одну потом посади в самое укромное место в доме. Они пока не знают, сколько кур осталось с последнего визита. А им нужны все. Особенно та, которая останется последней. Так мы выиграем некоторое время, пока они поймут, что к чему. Сейчас я с тобой спущусь вниз, аккуратно, чтобы не засветиться. Они наверняка попытаются тебя захватить, но штурмовать не будут. Ты им живой нужен, да и вроде как сотрудничать решил. Так что просто попытаются вытащить из дома. Отдай им куриц, но так, чтобы тебя они не достали. Открой дверь и кинь мешок, например. Я тебя подстрахую. Всё понял?
Прохор кивнул.
— Тогда пошли.
Прохор вошёл в комнату первым. Указал Наталье жестом молчать и кивнул на Володьку. Потом показал жестами подниматься наверх. Наталья испуганно кивнула в ответ и ушла на второй этаж, взяв детей. Прохор подошёл к двери, за ним кошкой прокрался Володька, встал точно за дверью.
— Есть тут кто? — заговорил Прохор.
— Мы все здесь, конечно-конечно, — ответила из-за двери Настя.
— Принёс я кур, держите.
Прохор быстро приоткрыл дверь, стараясь не попадать в образовавшийся проём и кинул мешок. Володька тут же пнул дверь сзади и резко дёрнул Прохора за шиворот. Что-то промелькнуло в проёме и ударилось в стену над комодом, ещё два глухих удара послышались уже из-за закрытой двери. Прохор взглянул на стену – ружейный дротик.
— Вот, значит, как вы об нас позаботиться решили, сволочи?! Как зверя какого завалить!
— Прохор, успокойтесь. НЕ нужно делать из нас врагов! Это для Вашего же блага! — попытался взять ситуацию под контроль Игорь.
— Для всеобщего блага, сын мой! — вторил ему Илларион.
— Катитесь к чёрту со своими благами, твари! Забирайте куриц и катитесь отсюда! Оставьте в покое нас.
— Хорошо-хорошо, Прохор, мы уходим. Помните, мы хотим помочь Вам. Давайте поговорим утром, хорошо? — не отступал Игорь.
— С Пресветлым своим говори, паскуда! Пошли прочь!
— Прохор, послушай меня! Прохор! — заговорил Илларион, но из-за двери ему никто не ответил. - Прохор, сын мой! Наталья, вы здесь? — тишина — переговоры кончились.
Игорь раздражённо дёрнул левой рукой. Толстый жилистый провод, выходящий из рукава его пиджака и тянущийся куда-то под рясу Иллариона, натянулся. Раздался влажный щелчок, и на землю упал конец провода с серебристым утолщением. Затем эта «пуповина» несколько раз дёрнулась и втянулась в рукав Игоря. Илларион заморгал, поёжился.
— Могли бы просто на бумажке текст написать, — раздражённо буркнул он.
— Так быстрее. И надёжнее, — холодно ответил Игорь. — Заберите кур! — крикнул он какому-то офицеру. — На сегодня всё. Дом держать под постоянным контролем, всё, в радиусе пяти километров – закрытая зона. Всех соседей убрать нахрен. Никаких посторонних! Чтобы мышь не проскочила!
— Есть! — послышалось с нескольких сторон.
— Пойдём, — бросил он своим спутникам.
Настя и Илларион последовали за Игорем.
— Что ж за геморрой-то сплошной в этот раз, — заговорил он. — Сраный деревенский участковый, как рецидивист, мать его, по секретным архивам лазает-разнюхивает, журналисты крутятся под боком, мужик этот местный на своём мотороллере просто достал уже своими расспросами и советами. Как мёдом ему тут намазано. Уж в рожу раз получил, а всё равно мелькает где-то на горизонте. А куровод этот! Вообще бред! Вместо того, чтобы сидеть дома и сраться со страху, Объекту люли раздаёт! Бред! Кому сказать — не поверят. Теперь ещё в доме заперся, козлина! И ведь какой хитрожопый! Выкинул и дверь закрыл, скот. Чего он шуганулся так? Ведь успокоили вроде. Жопой, что ли, учуял? Лучшие снайперы, блин, и те не смогли попасть!
Игорь был вне себя от злости. Настя попыталась его успокоить:
— Но ведь время ещё есть, и куры у нас.
— Есть… Ладно, завтра видно будет. Вытащим его из халупы как-нибудь, главное, чтоб дышал, и сердце билось. Илларион, ступай в медпалатку, оставайся там со своим послушником – может, пригодишься ещё. Баба у него набожная, попробуем надавить. Ты, я смотрю, не первый раз уже «на проводе» в переговорах.
— Случалось, да. Опыт общения с куроводами в рамках операции имею. Люди-то деревенские, в основном, батюшку слушаются, вот нас и привлекают. Меня сюда специально направили несколько лет назад, как в один из районов вероятного проявления активности, коли уж всё равно я в курсе этих дел был.
— Хорошо. Слышал я, Ваши его тоже серьёзно изучают.
— Изучают, да. Особая братия. Понятиями материального мира полностью описать Пресветлого невозможно. Церковь вносит свой посильный вклад. У нас есть свои источники и знания, которые руководство Вашего проекта находит полезными. Так что сотрудничаем, с Божьей помощью.
— Это-то я в курсе, да. Я о том, что ходил слух, будто были у Вас там свои какие-то… «чересчур сильно заинтересованные».
— Ходил слух, да. Но знаете, я ведь, по сути, обычный священник, пусть и с некоторым особым опытом. Меня в особые дела не посвящают. Давно уже ничего не слышно по поводу этих «заинтересованных», как Вы выразились, в публичных кругах. Видимо, вопрос решён.
— Ясно. Что ж, все свободны до завтра, до полудня. В 12:10 сбор командования операции. Вы, Илларион, тоже приходите. Поговорим, подумаем.
— Хорошо, с Богом, — ответил Илларион.
— До свидания, — попрощалась Настя. Все трое разошлись.
Все приказы были отданы, в рабочем порядке формировались команды оцепления и наблюдения, крики приказов затихали. Но не затихали журналисты. Пресс-секретарь Игоря заявил прямым текстом, что им необходимо покинуть место проведения операции, а всё отснятое будет изъято. На сборы дал ровно 20 минут и приставил следить двух солдат. Мария бурно негодовала, называя солдат подлецами, угрожала придать всё гласности, кричала, чтобы отдали отснятый материал. Валерий Валерьевич тоже что-то возмущённо сопел. Сашка курил в сторонке. Егор демонтировал с крыши фургона антенну. Журналисты никак не хотели уезжать, но вот антенна была снята и оборудование собрано. Солдаты ещё раз напомнили, что ровно через три минуты будут вынуждены арестовать нарушителей периметра и поместить под постоянный особый контроль на всё время выполнения операции. Упорствовать дальше смысла не было.
Все четверо погрузились в машину, Валерий Валерьевич сел за руль, тронулись. Солдаты подождали, пока автомобиль скроется за поворотом, и отправились обратно в лагерь. Фургон подбрасывало на ухабах, Сашка с Егором копошились с аппаратурой в глубине фургона. Мария сидела на пассажирском сидении рядом с Валерием Валерьевичем. Оба выглядели подавленными. Это дело могло стать началом быстрого взлёта их карьеры, принести известность, популярность, признание. Но вот так вот просто, за пару часов, всё рухнуло. Их вышвырнули в самый интересны момент. Мария с Валерием Валерьевичем переглянулись — это был ещё не конец. Фургон резко свернул с дороги, прямо в поле, фары и свет внутри погасли. Машина снова ехала к дому Прохора, но так, чтобы как можно сильнее удалиться от лагеря военных. Сашка заглянул в кабину, спросил, что случилось.
— Мы возвращаемся за нашей сенсацией, Саша. Готовь камеру, — глаза Марии сияли, она была полна решительности. Валерий Валерьевич тоже выглядел необычайно сконцентрированным и серьёзным.
— Всенепременнейше возвращаемся, — твёрдо проговорил он.
Им необычайно повезло — оцепление было выставлено только у самого дома, полностью перекрывать район военные ещё не начали. Фургон остановился в четырёхстах метрах от ярко освещённой цели. Мария тут же выскочила наружу и принялась поторапливать Сашку. Василий Васильевич и Егор решили остаться в фургоне, готовые подобрать коллег и скрыться в любую секунду. Репортёр и оператор выдвинулись. Ночь выдалась тёмная, как по заказу. Две тени призраками приближались к ярко освещённому дому. Уже можно было разглядеть, что происходит на дворе: повсюду сновали солдаты, с нескольких сторон разбирали забор, перетаскивали какие-то ящики и провода, у курятника крутились люди с какой-то аппаратурой в руках. Сердце Марии часто билось. Вот оно — военные, секретность, работа тайком под угрозой ареста, и всё это теперь — её. Она обернулась и посмотрела горящим взглядом на Сашку. Эту ночь, до тревоги, они были вместе, и теперь Мария хотела поделиться с любовником бушевавшими в ней эмоциями.
— Снимай, снимай же скорее! — шепнула она, кокетливо улыбнулась и поспешила вперёд, не став дожидаться, пока Сашка закончит включать и настраивать камеру. Отойдя метров на десять, он обернулась и нетерпеливо помахала рукой, подзывая всё копошащегося оператора. Как только Мария отвернулась и снова зашагала вперёд, Сашка привычным движением вытянул из-за пояса пистолет с навёрнутым глушителем и сделал два выстрела.
Мария покачнулась и упала лицом в землю, яркое пятно света впереди, к которому её так тянуло, начло меркнуть. Сашка подошёл ближе и добил журналистку выстрелом в голову. Рядом с телом он бросил осточертевшую тяжёлую камеру и маленький GPS-маячок — таскать трупы в его обязанности не входило. Дело сделано. У фургона Сашку ждал уже успевший заскучать Егор. Тело Валерия Валерьевича лежало в кабине, заливая пол кровью. После размещения ещё одного маячка в фургоне операция «Свобода слова» была формально завершена. Пришло время заявить о себе местному руководителю операции — обстановочка у них там, судя по всему, складывалась не особо спокойная. Двое мужчин отправилась в лагерь военных, вдыхая прохладный ночной воздух и наслаждаясь редкими минутами отдыха.

БАГРОВЫЙ АНГЕЛ

Ровно в двенадцать часов утра Игорь вошёл в штабную палатку. Он ещё на подходе почувствовал «след». Запах, который ни с чем не перепутаешь. Запах, который могли различить лишь избранные. Их было определённо двое, но Игорь не мог понять, к какому типу относятся нежданные гости. Его научили за время подготовки различать «следы» себе подобных, но запахи этих двух были ему незнакомы. Игорь вошёл в палатку. Двое мужчин сидели в глубоких креслах у дальней стены.
— Товарищ командующий, — обратился к Игорю начальник штаба. — Эти двое просто…
— Всё в порядке, — оборвал его Игорь. — В палатку никому не входить до моего разрешения. Выполнять.
Начальник штаба вышел.
— Приветствую, — бросил Сашка, не вставая с кресла. Его лицо с ночи сильно изменилось, и о прежнем облике оператора напоминал лишь цвет глаз, который тоже должен был смениться в течение ближайшего часа. Егор, сидевший рядом, просто кивнул в знак приветствия. Он тоже уже не был похож на прежнего Егора — стал полнее и ниже, а лицо приобрело монголоидные черты.
— Добрый день, — ответил Игорь. — С кем имею честь?
— Мы с коллегой — наблюдатели от российского отделения Энергетического Концерна. С этого дня будем находиться в расположении вашего лагеря, — сказал Сашка и замолчал, давая собеседнику время переварить услышанное.
«Пожаловали, значит. С самого верха», - подумал Игорь. Он допускал такое развитие событий, но всё-таки был взволнован — это была его первая личная встреча с людьми такого уровня.
— Считаете, что своими силами я не справлюсь? — как бы в шутку спросил Игорь.
— Вы уже допустили утечку информации, командующий — мер, принятых вами в отношении журналистов, оказалось недостаточно. Проблема решена, но впредь извольте не допускать таких промахов, тем более, что развитие сложившейся в настоящий момент ситуации с куроводом прогнозируется как Инцидент класса «А».
«Вот сука, секретарь, ничего поручить нельзя, - мелькнуло в голове у Игоря. - Получит сегодня по шапке».
— Приложим все усилия, чтобы подобное не повторилось, — произнёс он. — По поводу класса «А»… — очень не хотелось признавать ещё одну свою оплошность, но замалчивать информацию с этими людьми было себе дороже. — Информация о том, что куровод знает Имя Объекта была получена лишь сегодня ночью. У нас есть опасения… что заодно с куроводом действует представитель… бывший представитель милиции, который тайно проводил исследовательскую работу по нашей… деятельности, и, вероятно, смог найти какую-то информацию… в секретных источниках, получив туда каким-то образом доступ. И куровод узнал Имя от него, а не от… эм… не сам. Обстоятельство этого происшествия сейчас тщательно расследуются…
— Вовка-рецидивист, — перебил Игоря Сашка и улыбнулся. Егор хмыкнул. — Знаем-знаем, шустрый оказался парень. Такой нам самим не помешал бы – не разглядели вовремя.
— Он, кстати, сейчас с куроводом, в доме, наверняка слил очередную порцию информации своему товарищу, — заговорил Егор. — Но мы уверены, что куровод знал имя Объекта ещё до контакта с полицейским. На это косвенно указывают некоторые факты. Так что будьте готовы — исход ситуации как Инцидент класса «А» крайне вероятен.
«Да вот же ж паскудство. И тут проглядели! Пролез прямо под носом. То-то кур так хитро выкинул… - Игорь начинал нервничать. - Разведка куда смотрела, да ещё и ситуация класса А, так ведь и отстранить могут… посмертно».
— Приложим все усилия, чтобы подобных инцидентов больше не повторилось! — выпалил Игорь. — Согласно поступившей от Вас информации, я немедленно проведу усиление лагеря и дополнительный инструктаж личного состава, виновные получат взыскание.
— Приложите, усильте… — проговорил Игорь. — Вы, я смотрю, «манипулятор», достаточно неплохого уровня. Несмотря на некоторые промахи, Вы хорошо себя показали, сумев получить материал у куровода без штурма. Если сможете удачно завершить это дело, можно будет поднять вопрос о вашем повышении. С другой стороны, нетрудно догадаться, что шанса на ошибку у вас тоже нет. Явление Багрового Ангела происходит всё реже во время приходов Пресветлого. В России явления не было уже более тридцати лет — очень большой срок. Не облажайтесь. Хоть мы и будем поблизости, многое по-прежнему будет зависеть от Вас и ваших людей. Всё необходимое для нас двоих прибудет через 4 часа, так что можете не беспокоиться о расквартировании. Через 3 часа приедет лаборатория. На этом пока всё.
Сашка и Егор поднялись с кресел. И направились к выходу.
— Ах да, звать нас можете… ну, скажем, меня Сашка, коллегу — Егор.
— Есть! – отвечал Игорь. Гости вышли.
Мозг Игоря лихорадочно затасовал воспоминания из курса подготовки: «Твою же мать… Теперь ещё и наблюдатели от Концерна и Багровый Ангел – час от часу не легче. Ангел… Явление ангела - Инциент класса "А" по классификации - означало возможность получить очень ценное Сырьё после окончания цикла и ухода Пресветлого. На самом деле, как такового ангела не являлось. Являлось нечто, что брало начало из коллективного бессознательного разумных существ, находящихся поблизости от происходящего. Огромная энергия, чья природа полностью не понята до сих пор, взаимодействовала с подсознанием людей, и мысли обретали форму. Первое задокументированное явлении на территории России произошло ещё во времена становления Российской империи. В какой-то Богом забытой деревушке, через которую как раз проходила экспедиция. Это событие стало отправной точкой в изучении Пресветлого в России, но серьёзно вопросом занялись лишь в начале XX века. А тогда, в далёком XVIII, зимней ночью, на дворе одного зажиточного крестьянина появилось нестерпимо яркое сияние. Постепенно оно приняло черты огромного человеческого силуэта с крыльями. Люди выбегали из домов, падали на колени и начинали молиться. Но самое интересное происходило в радиусе ста семи метров от свечения. Там все посходили с ума. Они толкались, кидались друг на друга, дрались, чтобы добраться до того, что находилось под Ангелом, до того, что потом назвали Сырьём. Те, кто добирался до цели, вгрызались в Сырьё, отрывали кусок и глотали, почти не жуя. Потом вгрызались снова – и умирали. Через 4 секунды после попадания вещества в желудок. Когда Ангел пропал, из «круга» вернулся только один человек. Впоследствии, он стал одним из основателей Энергетического Концерна и, по слухам, был жив до сих пор. После первого случая «явления» стали документироваться по всей России с некоторой периодичностью, обычно несколько лет, сопровождаясь видениями, истерией и смертями. До какого-то момента это были ангелы, потом несколько раз появлялся «Великий Красный Ленин», «Пурпурный Маркс», даже «Кровавый Сталин», почти сразу после смети своего «оригинала». Были и некоторые «курьёзные случаи», например, когда Ангел явился в курятник в поселении при Вологодском пятаке. Не нужно было иметь познаний в психологии, чтобы понять, что в образе того «ангела» явно доминировали неосознанные желания двухсот пожизненно заключённых… Но название «Багровый Ангел», как самое старое, прочно закрепилось в обиходе и использовалось по сей день в операциях.
«Вологодскй содомит» был последним «явлением» на территории России. В других странах частота феномена тоже падала. К китайцам Красный Мао не заглядывал уже лет тридцать, последнее приземление «НЛО с коммунистами» в США имело место около сорока лет назад. По остальным регионам временные разрывы были ещё больше. Провалить эту операцию нельзя. Победа любой ценой… Перво-наперво, необходимо выполнить все предписанные инструкцией процедуры, поставить метки, развернуть лабораторию…»
Игорь чувствовал, что на него кто-то смотрит. Он обернулся – в палатку заглядывал начальник штаба, спрашивая всем своим выражением лица «можно ли уже начинать». Игорь посмотрел на часы – 12.20. Кивнул начальнику штаба, и палатка начала заполняться офицерами. Игорь прошёл на своё место во главе стола, встал и опёрся руками о столешницу. Сырьё в его организме пришло в движение и устремилось к мозгу. Чувства обострились, начался анализ рассаживающихся по своим местам людей. Игорь слышал частоту пульса каждого из присутствующих, ощущал ритм их дыхания, замечал малейшую мимику, непроизвольные движения конечностей и глаз, изменения цвета кожи, различал присутствие гормонов в крови по запаху. Мозг начал формировать речевые и поведенческие паттерны, наиболее подходящие под ситуацию.
Все расселись по местам и обратили взоры на командующего.
— ЧТО ЭТО ЗА БАРДАК ТУТ ТВОРИТСЯ, ЧЕРТ ПОБЕРИ!!! — обратился Игорь к собравшимся. Заседание штаба началось.

Автор - mikekekeke.
Источник
13-05-2016, 00:16 by FahrengeitПросмотров: 1 539Комментарии: 1
+12

Ключевые слова: Прохор Игорь Сашка батюшка журналисты Пресветлый убийство куры Багровый Ангел сырье

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: olka85858585
14 мая 2016 19:49
0
Группа: Посетители
Репутация: (1697|1)
Публикаций: 21
Комментариев: 1 063
Ничего себе. Поворот. Плюс
    
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.