Старуха

Деревня встретила меня пейзажем прошлого века: дома по оконные рамы вгрызлись в землю и неприветливо поблёскивали грязными стёклами. Для подобных деревень здесь не было привычного всем шума. Кто жил в деревне, тот знает, что в пять, а то и в шесть часов утра жизнь там просыпается: ведут коров на пастбище, кричат петухи, да и вообще люди выходят на работу, кто в поле, кто куда, в общем. Но тут этого всего не было, нет, не подумайте, деревня была обитаема, вот только все куда-то пропали, не было слышно ни криков, ни намёка на живность, даже привычного навоза на убитой дороге не наблюдалось. Проходя по главной и единственной дороге в деревне, я с любопытством осматривался по сторонам, дело в том, что был я здесь лет так в девять или десять последний раз, и в памяти сохранились лишь мелкие пазлы от общей картины того времени. И технически для меня тут всё было ново. Я даже толком не помнил, где находился дом дедушки и бабушки. Бабушка умерла полгода назад, но в связи с работой я не смог приехать на похороны, да и не испытывал желания, если честно. Знаете, как вроде близкие, даже родные люди, но как только уедешь и не видишься с ними долгое время, то уже не находится времени ни позвонить, ни приехать. Часто это даже не нехватка времени, а ты сам оттягиваешь, придумываешь какие-то дела, чтобы не навещать или банально не позвонить родным или друзьям. Вот и дотянул, что и дед умер, и я всё-таки решил съездить проверить могилки да попрощаться с ними. Оглядываясь по сторонам, я надеялся хоть кого-то увидеть, чтобы уточнить расположение дома. Но деревня будто вымерла, вдруг сзади меня что-то скрипнуло и хлопнуло. Я обернулся и увидел маленькую скрюченную старостью старушку, выходившую из дома. Я обрадовался и направился к её двору.
- Извините, - крикнул я ей, подходя к калитке, - Вы мне не поможете?
Бабка даже не отреагировала на мой призыв о помощи, что-то бормоча себе под нос, она кое-как спустилась с крыльца и буквально утонула в заросшем травой дворе. Делать нечего, придётся войти без приглашения. Открыв калитку, а точнее, взяв её в руки и отодвинув в сторону, я вошёл во двор. До такой степени он был запущен, что, скорее всего, даже если перепахать землю, то это бы не помогло, и здесь всё равно ничего бы не выросло. Продираясь через букеты крапивы и иван-чая, я смотрел под ноги, чтобы ненароком не наступить на что-нибудь. Я бы не удивился, если бы пробил ногу гвоздём или ещё чем-нибудь. Зайдя за сарай, я увидел бабусю: она стояла ко мне спиной и что-то явно делала или жестикулировала руками, в общем, было непонятно. Боясь довести бабку до инфаркта, я с силой наступил на валявшейся под ногами сук от дерева. Раздался треск, но бабка даже не услышала его.
- Бабушка, - окликнул я её, надеясь, что она не грохнется в обморок от неожиданности. Но та снова даже ухом не повела.
- Простите, бабушка, - двинулся я к ней и прикоснулся к плечу.
- Ась? – даже не вздрогнула глухая карга и обернулась.
- Здрасте.
- Здравствуй, здравствуй, - прошамкала бабуся, - заблудился, что ли? Ты чей будешь? Не видела я тебя раньше тут.
- Да вот в гости, так сказать, приехал. Да вот беда, много лет тут не был уже и не помню, где дом бабушки, думал, спрошу у кого, да как-то немноголюдно у вас здесь.
- Это да, это да, – туманно ответила бабка и отвернулась от меня.
Честно, я оторопел. Постояв несколько минут, я начал подозревать, что бабулька, похоже, забыла о моём существовании. Я осторожно обошёл её и наконец увидел, чем она занята. Перед ней на полене стоял петух, а старуха, выуживая из передника пшено, посыпала им петуха, прям на голову горстями кидала, петух стоял в ступоре и пялился на меня, по его виду было понятно, что он сам в шоке от происходящего. Сам он был худющий, и гребень свисал у него на бок, и почти закрывал левый глаз, от этого он выглядел ещё более комично.
- Бабушка, вы что делайте? – спросил я забывшего про меня птицевода.
- Ась? Ты кто, милок? – крайне удивлённо спросила она.
Да ладно? Реально уже забыла меня. Так разве бывает. В общем, надо выведать всё вкратце, иначе с таким склерозом я до ночи её буду расспрашивать.
- Бабушка, а подскажите, где дом Ануфриевых находится, - вежливо и чётко произнёс я.
Бабка сразу преобразилась, сощурила глаза и внимательно посмотрела мне прямо в глаза.
- А зачем тебе, сынок?
- Так я внук, вот приехал попрощаться.
- А звать-то тебя как?
- Илья.
- Там, Илья, - махнула рукой в противоположную сторону бабка, - зелёный дом, он один такой в деревне, не перепутаешь. Только бабку свою ты на кладбище не найдёшь - её за воротами похоронили, а вот дед твой в конце кладбища лежит, могилку его быстро найдёшь.
- А почему бабушка за оградой похоронена? – удивился я.
- Кто как жил, того так и похоронили, - отрезала старуха, - и вообще, Илюша, попрощайся с дедом и уезжай скорее! – рявкнула она и снова отвернулась к петуху.
- Не понял, почему уезжать? – не унимался я.
- Ась? Ты кто, милок? – удивлённо обернулась старуха.
- Никто, никто, бабуля, я двор перепутал, извините, - разворачиваясь, бросил я и поскорее свалил от двинутой старухи.
Выйдя на дорогу, я глазами поискал зелёный дом, он нашёлся в метрах десяти от меня, и я направился к нему. «Что за ахинею несла эта старуха? И почему это бабушку за воротами похоронили? Вот знал же, что надо было в своё время ехать, но ничего, я ей самую лучшую оградку сделаю зато».
С такими мыслями я подошёл к забору, который на удивление радовал глаз прочностью и хорошей калиткой со смазанными петлями. Видно, дед их хорошо смазывал, так что даже после смерти петли оставались смазаны и не скрипели. Двор, правда, был мёртвый в прямом смысле: если у некоторых дворы напрочь заросли сорняками и травой, то наш двор, как бы это описать, на нём не было совсем ничего - сухая земля с трещинами и всё. Меня это крайне удивило, но разбираться я с этим не стал, мне тут сажать нечего, дня три, и я навсегда уеду.
Входная дверь оказалась не заперта, а всего лишь подколочена гвоздём, так что после нескольких усилий с успехом была открыта, я вошёл внутрь, и в лицо мне ударил затхлый воздух. В доме было темно, хотя на улице было утро, я прошёл вглубь, и до меня дошло, что ставни закрыты. Довольствуясь светом, проходившим в дверной проём, я сбросил вещи и направился во двор, чтобы открыть ставни. С успехом справившись с этим занятием, я обошёл дом в поисках подвала. Не знаю, по каким причинам, но электричество сюда проводить не стали, и люди, кто мог себе позволить, пользовались генераторами. Я точно знал, что генератор есть и у нас, так как в доме увидел розетки, да и лампочки присутствовали. Вход в подвал оказался позади дома, в принципе, подвалом назвать его было трудно: небольшая комната с генератором и полки с соленьями. Одна банка с грибами мне приглянулась, но я не рискнул взять её с собой, понимая, что грибы могли составить последний в моей жизни обед или ужин.
Генератор завёлся на удивление быстро, горючего было залито полный бак, так что мне должно было хватить, да и канистра с бензином была тут же. На скорую руку съев бич-пакет, я переоделся и направился в сторону кладбища, то, что оно находилось в конце посёлка, это было логично, да и я сам смутно помнил о нём.
Как оказалось, я ошибался в нелюдимости деревни, направляясь в сторону кладбища, мне начали попадаться люди. То старик на лавке курит, то бабки идут, чем дальше я отдалялся от дома, тем оживлённее становилось на улице. Вот и кучка детей пробежали, и курицы, кудахча, бьются о натянутую сетку, пытаясь выбраться с курятника. «Но почему же тут есть люди, а в начале деревни всё так запущенно?» - подумал я, осматривая дворы и изредка кивая прохожим. Тут даже молодежь есть. Вот две девушки прошли лет семнадцати, быстро бросив на меня взгляд, засмеялись и ускорили шаг, попутно обернувшись пару раз с интересом в мою сторону.
Ну, да ладно, я не за девчонками сюда приехал, а по делам, хотя на душе стало спокойнее, всё же присутствие нормальных людей ободряло, и мрачные мысли улетучились с концами. Наконец, выйдя из деревни, я дошёл до лесополосы, в которой, собственно, и располагалось кладбище, ограждённое высоким железным забором.
Вспомнив, что бабушка похоронена за территорией кладбища, я начал искать её могилу. На это у меня ушло часа полтора, бродя среди травы, я не заметил бугор и споткнулся об него, и упал на четвереньки, и руками по запястья погрузился в сырую холодную землю. Подняв голову, я увидел прямо перед собой крест с металлической табличкой и тут же вскочил.
- Мать твою! - выругался я. Осмотрев могилу, на которую я упал, понял, что она уже довольно старая, но земля отчего-то была рыхлая и мокрая. Присев и протерев табличку, я прочитал на ней:

Ануфриева Настасья Леонидовна
1937-2016

И больше ничего - просто сухая палка и табличка. Я не мог понять, что людям жалко было даже крест сделать? Да ладно люди, а дед? Насколько я помню, он всегда был добрейшей души человек, да и тётка рассказывала всегда про него только хорошее. Ну ничего, завтра приду и сам всё тут сделаю, а пока надо к деду сходить ещё.
Могилу деда я нашёл сразу, аккуратная могилка всё, как полагается. Скамейка, стопка с водкой, блюдце с печеньем. Немного посидев, я засобирался обратно, день близился к концу, а я устал как собака. Напоследок я решил ещё раз сходить к бабушке на могилу, почему-то мне было грустно, что её вот так похоронили, отдельно. Ну, это и так понятно - для многих бы такое показалось неприемлемым, но я ничего не мог с этим поделать. Подойдя к могиле, я решил устранить признаки моего падения на могилу. Присев на корточки, я осторожно начал загребать ямки, оставленные от рук. Странно, но земля действительно была очень рыхлая. Стараясь лишний раз не напоминать себе о том, что это могила, я придавил землю ладонью, и большой палец легко вошёл в землю, уткнулся во что-то холодное и противное. Я дёрнул рукой от неожиданности и омерзения, пот прошиб мгновенно, я достал сигарету и закурил, заодно решил посветить зажигалкой. Я снова присел, чиркнул пьезой, слабый огонёк на последних газовых парах вздрагивал от лёгкого ветра, но не тух. Я осторожно начал поднимать подложку из хвои и прочего мусора, который ковром покрывал могилу. В быстро надвигающих сумерках я никак не мог понять, почему свет от огонька отражается от земли, и тут газ окончательно кончился, и зажигалка потухла. Оказавшись в темноте, я немного струхнул, но, матерясь, вспомнил про телефон. Порыскав по карманам, я достал его и включил фонарь. Могилу ослепил конус яркого света, и я в ужасе отпрыгнул от могилы. Под подложкой оказались жирные чёрные, как смоль, черви. То ли они находились в спячке, то ли просто были неактивные, но шевелились очень слабо.
- Мать твою! - повторил я своё излюбленное выражение. Я быстро поднялся и пошёл прочь в деревню. Конечно, в темноте мне могло и показаться это, но проверять лишний раз я не хотел, в крайнем случае, проверю это завтра, когда приду крест менять.
Возбуждённый от случившегося, я пролетел через деревню до своего дома за какие-то десять минут. Старики с любопытством смотрели мне вслед, но никто не останавливал и ничего не расспрашивал. Подходя к дому, я отметил, что соседние дома и дворы были как будто в тени, хозяйства нет, в окнах свет почти ни у кого не горит, и пахнет по-другому. Плюнул на это: «Пусть живут, как хотят!» Я пошёл к дому.
Перед тем, как зайти, я сполоснул лицо из бочки с водой, набрал ведро воды и пошёл готовить ужин. Поставив на плиту кастрюльку с водой, я достал ноут и включил его, рядом же приспособил “Aibo” - интерактивного робота-собаку, который управляется через компьютер и планшет, а так же живёт практически, как обычная собака. Это был подарок мне от себя на день рождение, я всегда любил такие штуки, не важно робот это или вертолёт, главное, чтобы управляемый на расстоянии, и можно было следить за ним на мониторе или с мобильного устройства.
Естественно, интернета в деревне отродясь не было, так что даже почту проверить я не мог, поэтому, зарядив фильм, я по ужинал, взял собой ноут и пошёл на второй этаж в свою старую комнату. Завалился я прямо в одежде, так как постельное я не брал, а только спальный мешок, но после горячего ужина и трудного дня меня так ломало прилечь, что я решил, что растелюсь потом, а пока что можно и так отдохнуть. Одним глазом наблюдая за происходящим на мониторе ноутбука, я незаметно для себя погрузился в сон.
- Илюшенька, а что же ты со мной даже не поговорил? – спросила бабушка.
- Баб, ты же умерла! – удивлённо ответил я.
- Глупенький, - рассмеялась вполне живая бабушка. - Как же я могла умереть и в тоже время приготовить тебе завтрак?
Я огляделся, и в правду, на залитой солнцем кухне пахло свежеиспечёнными блинами. Меня охватили воспоминания из детства. Вечно добрый дед, рассказывающий интересные истории, и бабушкина стряпня. Но погодите, бабушка никогда ничего не стряпала, она постоянно пропадала в лесу или ещё где-нибудь, но никак не у плиты за приготовлением завтрака.
- Ба, но ты же никогда не готовила мне завтрак?
- Ну, как же не готовила, а что у тебя в тарелке тогда?
Я взглянул на тарелку и в ужасе отскочил, она была полна копошащихся чёрных червей.
- Чего же ты, внучек, испугался? Это же плоть моя и кровь, или не по нраву тебе такая пища? – рассмеялась бабушка.
Я попятился назад и упёрся спиной в стену.
- С приездом, внучек! – жутко рассмеялась она.
В избе потемнело, и налетел ветер, бабушка преобразилась до не узнаваемости: в мгновение ока она оказалась рядом со мной, ещё сильнее прижав меня к стене и дыхнув изо рта запахом сырой земли, проорала:
- Поздно ты, внучек, прискакал. Только когда дед сгинул, вырваться смог, ну ничего, жди в гости, скоро рядом со мной ляжешь, - прокричала ведьма, - а пока на-ка, откушай гостинец.
С этими словами она ткнула мне под нос тёмно-красное яблоко, которое в ту же секунду рассыпалось в горсть всё тех же червей.
Я с криком подскочил на постели, ноутбук давно сел, и в окно бил холодный луч утреннего солнца. Я с усилием стянул с себя мокрую от пота футболку. Надо же было такому присниться, раньше меня никогда не мучили кошмары, да у меня даже таких реалистичных снов-то не было ни когда. Наверное, это всё переутомление и впечатление от приезда, и деревни. Надо бы скорее всё тут закончить и уезжать, а то ещё один такой сон, и я вздёрнусь. Хорошо, что хоть в доме никаких звуков не слышно, хотя я быстро уснул, но лучше сделать оптимистичные выводы и сегодня снова лечь пораньше. Я взглянул на часы, они показывали 6:40. Надо бы позавтракать да проверить сарай на наличие материала для оградки, да может, краска где завалялась у деда. Включив ноутбук на зарядку, я спустился по лестнице в общую комнату с намереньем приготовить завтрак, открыв настежь дверь, чтобы впустить свежий воздух, я зачерпнул кастрюлькой воды и поставил на плиту. Быстро сбегал в подвал, там завёл генератор и по пути назад сполоснулся в бочке с водой. Холодная вода смыла остатки сна, и я приободрился, вода уже закипала. Я насыпал растворимый кофе в стакан, залил его и бич-лапшу. Пока она заваривалась, я решил покурить и вышел на крыльцо.
Я с наслаждением затянулся и медленно выпустил кольцо дыма. Как хорошо всё-таки, если не брать в расчет унылый вид и заброшенность вокруг. Меня не оставляла в покое мысль о том, почему в начале посёлка вдруг такая запущенность, а в конце, наоборот, как будто всё оживает. Такое ощущение, что от въезда в деревню всё начало вымирать, но такое, в принципе, невозможно. Я докурил, швырнув окурок возле крыльца. Всё равно там голая земля, ничего не случится. Я вернулся в дом. Желудок сводило, я быстро накромсал хлеба с сыром и хотел было сесть за стол, но вспомнил про ноут и бегом побежал наверх за ним. Понимаете, у меня такая особенность, что ну не могу я просто так: есть нужно, чтобы фильм какой-то был, так же как после секса хочется выкурить сигарету.
Поставив ноутбук на подоконник, я вернулся к столу и сел. Кусок хлеба встал в горле - на столе лежало тёмно-красное яблоко, но, когда я бегал наверх, его не было. И когда включал фильм, я тоже его не заметил, да и не это главное - я вообще не привозил с собой яблоки.
- Что за х…
Вспомнив фильмы ужасов, я резко обернулся, но за спиной, конечно, ничего не было. Я вытер испарину на лбу и взял яблоко. Чёрт, оно же один в один, как во сне, ну или очень похоже на него. Может, кто-то из деревенских подшутил? Но зачем тогда надо было оставлять яблоко и убегать? Блин, о чём я думаю? За то время, пока я включал фильм, никто бы не успел подкинуть фрукт и скрыться незаметно и неслышно. Я вспомнил сон, там яблоко превратилось в червей. Положив его на стол, я осторожно начал разрезать его пополам. Яблоко оказалось самым обычным, я осторожно понюхал его, пахло тоже обычно. «Блин, ты его ещё лизни, придурок», - сам себя укорил я.
Решив пока что не заморачиваться над этим, я быстро съел завтрак и пошёл в сарай. Очень хотелось побыстрее всё закончить и свалить уже отсюда. В сарае меня ждал сюрприз: доски и прочий материал там имелись, но сарай был завален всяким хламом до предела. Складывалось ощущение, что вся деревня стаскивала сюда всякий хлам и складировала его здесь. Делать нечего, пришлось идти переодеваться и разгребать завалы, сильно утруждать себя я не стал - просто выкидывал всё на улицу. Но и это заняло слишком много времени. Часам к трём дня я, изрядно устав, решил пойти в дом перекусить и отдохнуть. Съев остатки сыра с хлебом, запив всё это кофе, я поднялся в комнату, чтобы немного отдохнуть и, естественно, уснул. Проснулся так же внезапно, как и заснул. В окно задувал прохладный ветер, я поёжился, часы указывали на 7:10.
Да, как-то хотел же сегодня закончить, видимо, придётся задержаться ещё на день или на два, чего крайне не хотелось. На улице было ещё светло, и я решил продолжить разгребать мусор, чтобы завтра, не теряя времени, приступить к работе, ну, а позже можно сходить прогуляться по деревне. Минут за сорок я управился со своей задачей, уже прилично стемнело, я переоделся и пошёл по дороге к концу деревни. Здесь, как обычно, было оживлённо, появились краски и запахи, некоторые с любопытством меня оглядывали, кто-то и вовсе не замечал. Я добрался до местной речки, закурив сигарету, заметил в стороне от меня костёр и вокруг местную молодежь, но они вроде бы не замечали меня. Наверное, и к лучшему. Докурив, я собрался было уходить, но тут меня окликнули:
- Эй, парень? Да, ты, - бесцеремонно окрикнул меня представитель местной молодежи, - иди к нам, не бойся.
Я ухмыльнулся, кто кого ещё боится, но всё же принял приглашение и направился в сторону костра, обменявшись со всеми приветствиями, я уселся возле костра, согревая слегка озябшие руки.
- Илья, а у тебя здесь родственники? – спросила девушка вроде бы Юля.
- Вроде того. Дед с бабушкой умерли, решил проститься приехать, - ответил я, прикрывая глаза ладонью от костра, чтобы лучше разглядеть девушку.
- А у нас вроде бы никто не умирал последнее время, – сказал кто-то.
- Ну да, - ответил я, - бабушка умерла полгода назад, а дед - два месяца. Просто времени не было совсем, как смог, так и вырвался. Стало стыдно, хорошо, что в плясках пламени не было видно, как я покраснел.
- А ты случайно не внук Семён Семёныча Ануфриева? – спросил Никита, который пригласил меня присоединиться к компании.
- Ну да.
- Хороший мужик был, добрый, - сказал Никита, остальные тоже закивали. Кто-то начал вспоминать истории, связанные с дедом. Мне было интересно и приятно слушать от чужих людей, как они с уважением отзывались о нём. Мы ещё долго сидели и смеялись, по кругу ходил бутыль с домашним вином, я постоянно переглядывался с Юлей. Очень симпатичная девушка, но только я не решался даже сесть с ней рядом, зная, что, даже распивая из одной бутылки алкоголь, местные парни могут разозлиться, что городской чужак решил поухлёстывать за их девушками. Такие нравы были, конечно, не везде, но испытывать судьбу я не решился. Время уже перевалило за полночь, вино было выпито, и мы засобирались по домам. Весёлой толпой мы пошли в деревню, по дороге прощаясь с ребятами, которые уже доходили до своего дома. В итоге остались только Никита, Юля и я.
- Илюх, ты Юльку проводишь, а то я уже пришёл, а вам по пути, - заплетающимся языком спросил Никита.
- Конечно, с радостью, - откликнулся я, радуясь шансу остаться с девушкой наедине.
- Ну, тогда пока, - мы пожали руки, он попрощался с Юлей и пошатывающейся походкой поплёлся в сторону своего дома. Мы продолжили не спеша идти. Это неловкое молчание добивало меня, я встретился взглядом с Юлей, и мы смущённо заулыбались.
- А ты надолго приехал? – спросила Юля.
Я лихорадочно начал соображать, как следует ответить. Если скажу, что нет, то единственное, что я получу - это улыбку на прощание, а если отвечу, что да, то, возможно, у меня будет не такой уж и унылый отпуск в этой глуши.
- Ну, я пока не знаю, дел много, надо могилы в порядок привести, у бабушки так вообще даже креста нет, палка с табличкой и всё, - уклонился я от прямого ответа.
- Слушай, а тебе не страшно одному в доме?
- Да нет, а почему мне должно быть страшно?
- Ну, дом большой, рядом соседей нет практически, - ответила Юля. Я почувствовал, что она недоговаривает что-то.
- Юль, а почему вначале деревни такая заброшенность, как будто вымерло всё? Девушка с тревогой взглянула на меня и о чём-то задумалась
- Точно я не знаю, но старики говорят, что всё из-за проклятия, что жила там то ли ведьма, то ли кто-то подобный. И когда она там поселилась, то земля перестала там быть плодоносной, даже после смерти ведьмы. Ещё говорят, что она жизнь высасывала из земли и окружающих, ты заметил, как в начале деревни тихо, как будто красок не хватает?
- Конечно.
- Ну вот, говорят, это ведьма высосала жизнь в круг.
Я посмотрел на девушку - ясно, решила развести меня. Вот в каждой деревне то ведьма, то нежить, никак им без этого не живется. Надо что-то придумать, чтобы приезжих пугать. Но Юля не была похожа на таких людей, может, правда, сказала то, что слышала. Но она уже взрослая девушка, и в такое верить могли лишь в прошлом веке, а сейчас это уже неактуально. Я бы скорее поверил, что мир захватили пришельцы или роботы, но не в то, что какая-то старуха жизнь высасывает из земли.
- И ты в это веришь? – усмехнулся я.
- Ну, как сказать, сама я ничего не видела, но не зря же тех, кто путается с нечистой силой, хоронят за пределами кладбища, - ошарашила меня девушка и тут же прикрыла рот рукой, как будто сболтнула лишнего. И тут я понял, что она имела в виду.
- Погоди, ты хочешь сказать…
- Юлька, ну-ка домой быстро, время, видела, сколько!
Я только заметил, что мы стоим возле небольшого дома, с крыльца которого, по всей видимости, кричала мать Юли.
- Иду, мам, иду, - крикнула девушка. – Илья, давай завтра приходи на тоже место, и там поговорим.
- Юль, объясни, при чём тут моя бабушка, - потребовал я.
- Давай в следующий раз, а то мамка ругать будет, - протараторила она. - До завтра, - она быстро поцеловала меня в губы и побежала к дому.
- Юлька, ты кого там лобзаешь, сдурела, что ли? – сварливо спросила тётка.
Я развернулся и пошёл дальше, глупо улыбаясь поцелую. «Ну, что за народ, сначала байками пугают, а потом целуют?» Но, знаете, такое чувство, когда вроде ты и скептик, но после фильма ужаса или страшных историй изменяешь своим привычкам и не выключаешь ночник, на всякий случай перестраховываясь и оправдывая это тем, что так просто лучше. Но ни в коем случае ты свет не выключил оттого, что боишься чудовища под кроватью.
Вот и я, подходя к дому, вспомнил то, что мне говорила Юля, и стало немного жутко. Я решил покурить перед тем, как войти в дом, и тут почувствовал чей-то взгляд в спину. Кто-то жадно смотрел на меня, я медленно обернулся и увидел, чей-то силуэт. Я не знал, что делать: кричать или бежать в дом. Тут до меня дошло, это же двор той старухи с придурковатым петухом, она просто стояла и смотрела. В темноте невозможно было разобрать куда, но я нутром чувствовал, что на меня. Я быстро докурил и пошёл в дом, там я достал из рюкзака бутылку виски, выпил две порции и немного успокоился. Решив перекусить, я подошёл к подоконнику, где лежали бич-пакеты. Я взглянул на улицу и отскочил от страха, споткнулся об табурет и упал на задницу. Прямо у калитки стояла эта старуха и смотрела прямо на меня, улыбалась беззубым ртом и указывала в мою сторону указательным пальцем. Меня кинуло в пот, я быстро задёрнул окно занавеской и проверил дверь. Она была крепко заперта. Я схватил бутылку с ноутом и ретировался в комнату на втором этаже, там так же закрыл дверь на щеколду.
Теперь я понимаю, почему тут никто не живет, Юля могла бы и прямо сказать, что тут психически больная бабка, а с землёй просто какие-то проблемы, а не придумывать истории про ведьм и пугать меня.
Я налил себе двойную порцию и залпом выпил её, горло обожгло и желудок обволокло жаром. «Вот так-то лучше, в общем, надо валить отсюда. Не то чтобы я трус, но на хер мне такое. Ещё кошмары мучить будут после этой поездки, завтра доделаю, что успею, и на станцию. Если что - там и переночую». С такими мыслями я опустошил большую часть бутылки и провалился в сон.
- Илюша-а-а-а, Илю-ю-ю-юш, - ласково зазывал голос. Я шёл по полю, над головой пекло солнце, но на душе было тревожно, вокруг ни души, только чистое поле и рожь по колено.
-Илюша-а-а-а, - донеслось до меня, я никак не мог сориентироваться, откуда раздаётся голос. Повертев головой по сторонам, я ничего не обнаружил и сделал шаг вперёд. Вдруг прямо передо мной появилось деревенское кладбище, и день сменился ночью, как будто я переступил черту. Я обернулся назад, но там была лишь непроглядная тьма. Делать нечего, и я направился к кладбищенским воротам. Естественно, они были не заперты. И вот я на кладбище, какая всё-таки тут атмосфера: луна выхватывает из темноты причудливые тени, которые тянутся к тебе скрюченными пальцами, пытаясь схватить тебя покрепче и затащить в темноту.
- Илю-ю-ю-юша, иди ко мне, - ласково звали меня.
«Да это же голос Юли, что она тут делает в это время? Хотя я и сам не помню, как и зачем сюда пришел, может, мы договаривались о встрече?» Но место, скажу я вам, совсем неподходящее для свидания. Отбросив предостережения, я направился в сторону голоса, каждый раз думая, что я уже не найду Юлю.
Она снова звала меня так ласково, как будто сама заблудилась. По моим подсчётам, кладбище должно было уже кончиться, но могилы всё не кончались, а криворуких теней было всё больше. Плутая между крестами и надгробьями, я вышел на небольшой пятак поляны, на ней-то я и нашёл Юлю. Она стояла ко мне спиной:
- Илюша-а-а-а, иди ко мне, - её голос завораживал, девушка стояла в лунном свете, покрытая платком, и было здесь что-то неуловимое, магическое, что ли. Я решительно пошёл к ней:
- Юль, ну и место же ты выбрала, - усмехнулся я в предвкушении её горячих объятий.
- Илю-ю-юша, - она, как на повторе, всё так же звала меня.
Я резко остановился. «Что-то тут не так, я же в двух метрах от неё. Разве она могла меня не услышать? Страх липкими струями начал обволакивать меня, ну вот, опять зовёт. Да что тут, чёрт побери, происходит? Может, ну на хер и назад?» Но зародыш рыцаря внутри меня победил, хотя и готов был в любую секунду сделать ноги, если что случись. Я медленно подошёл и положил руку на плечо девушки:
- Юль, я здесь, с тобой всё в порядке? – осторожно спросил я.
- Илюша-а-а-а…
Меня передёрнуло, лоб мгновенно покрылся испариной, рыцарь внутри меня отступил, уступая место рационально мыслящему трусу.
- Юль, прекрати, не смешно уже, - я попытался повернуть её к себе, и она поддалась. Медленно оборачиваясь и поднимая голову, платок скрывал её лицо. Я медленно сделал шаг назад.
- А кто сказал тебе, Илюша, что будет смешно? – ласково спросила она и резко вздёрнула голову.
Мать вашу… Я нёсся оттуда, едва касаясь земли, а старуха-соседка, страшно смеясь, указывала на меня скрюченным пальцем и что-то кричала, захлёбываясь в своем смехе. И, как это любят делать в фильмах ужасов, я, конечно же, споткнулся обо что-то, скорей всего, об могилу или надгробие. Кувыркаясь по земле, я молился, чтобы обезумевшая старуха не кинулась вслед за мной. Мои кувыркания от падения завершил очередной надгробный камень, приняв на себя удар моего тела.
- Ты как, сынок, жив? – спросил вполне обычный вежливый голос, принадлежавший старику, хотя в данной ситуации я ни в чём не был уверен. Но чтобы вскочить и бежать, у меня уже не было сил, а вот чтобы испугаться, было достаточно.
- Ты давай не разлёживайся, вставай, пора тебе, - услужливо сказал невидимый собеседник и крепкой хваткой взял меня за плечо, поднимая с земли. Сил еле хватило, чтобы не закричать - нервы уже были на пределе и конкурировали с моей уже пошатанной психикой. Я задрожал мелкой дрожью, вспоминая все молитвы, какие знаю.
- Да ты не бойся, я хороший, а вот если будешь бездействовать, то молитвы твои уже никто не услышит, это точно, - всё так же вежливо услышал я.
Я поддался неизвестному и позволил ему меня поднять, передо мной стоял вполне обычный старичок, добродушно и с интересом разглядывающий меня.
- Эх, Илюша, и угораздило же тебя приехать, - дед взял меня под локоть и повёл между могилами. Тени расступались перед нами.
- Сам не рад, а вы кто? – спросил я, выплевывая землю.
- Кто я - это не важно, ты главное запомни, что бегство это, конечно, не трусость, но в твоей ситуации оно тебе не поможет, переживи ещё одну ночь, она будет особенно темна. И на горькую не налегай, молись Христу Спасителю, а наутро уезжай и не возвращайся больше.
- Что эта за ночь, почему я сразу уехать не могу?
- Ты сам всё поймёшь, а теперь пора тебе, найди все иконы и молитвенники, какие сможешь, и запрись в комнате, это тебе поможет, – дед остановился. - А теперь проснись, Илья, ты уже не один.
- Что? Бред какой-то! Объясните, что происходит, - закричал я.
- Проснись, - сказал старик и толкнул меня.
Я провалился в темноту и тут же открыл глаза.
Какой-то дом с кошмарами. Я встал и открыл окно, был уже обед, и с горизонта шли чёрные тучи. Состояние было убитое, меня изрядно подташнивало, лучше так не пить, я решил пока что не спускаться и поваляться в кровати, чтобы похмелье отпустило. Конечно, я не собирался куда-то бежать или искать иконы, всякое может присниться, но это не означает, что надо делать всё, что советуют во сне. Просто навалилось всё за вчерашний вечер, вот и смешалось всё во сне. Я включил ноутбук и запустил в плеере “Игру престолов”, попутно я глянул на заряд батареи и увидел оповещение «трее». Я кликнул на него, высветилось сообщение о том, что у “Aibo” закончилась память для записи. Похоже, что я вчера случайно на ноуте дистанционно включил записывающий режим. Ну не беда, удалим потом. Разрядив в конец ноут и проголодавшись, я решил спуститься, когда я вошел в единственную комнату первого этажа, ноги затряслись, и что-то тяжёлое подкатило к горлу, и резко обрушилось в желудок. По телу прошёл холод, я зажмурился, не желая верить увиденному, страх, как старый знакомый, обнял меня. Я открыл глаза, нет, не померещилось: по всей комнате были раскиданы тёмно-бордовые яблоки, на полу, на мебели, везде.
Я кинулся к двери, но она с вечера была закрыта на засов, а единственное окно было целым. Я медленно начал оседать на пол, вдыхая приторный яблочный запах. «Что за чертовщина? Что за шутки, кто мог такое сделать при закрытых дверях?» На трясущихся ногах я направился к двери, еле отперев её, вывалился на свежий воздух и закурил. Сделав несколько глубоких затяжек, я выкинул сигарету и подошёл к бочке с водой, и по пояс окунулся в нее. Холод сковал тело, но быстро отпустил. Я стоял так, пока лёгкие не начало нестерпимо рвать от недостатка кислорода. Тогда я вынырнул и, судорожно хватая воздух ртом, облокотился руками на бочку. «Надо что-то делать, сейчас поем и пойду к деревенским, расспрошу что да как, если это их шутки, то покажу, что со мной так шутить не стоит. Пусть я и городской, но это не означает, что можно влезать в мой дом. А если это не они? Или не признаются? Что же тогда это? Нет, не хочу даже думать о всякой чертовщине, о ведьмах, высасывающих жизнь, и демонах».
Я хлопнул себя по лбу: «Какие демоны, к черту? Я же скептик и рационально мыслящий человек. А вот местные, как я понял, любят рассказывать страшилки приезжим и, скорее всего, даже пугать их. Возможно, что Юля рассказала ребятам про наш разговор, и они решили меня напугать. Хотя, скорее всего, это Никита прознал, что Юля меня поцеловала, и решили так меня напугать. Нашли способ проникнуть в дом и разложили яблоки, дверь-то в мою комнату была заперта. И на что хватило фантазии, то и сделали. Вот с ними и поговорю».
Настроение немного улучшилось, даже портящаяся погода не помеха теперь. Я вернулся в дом, предварительно спустившись в подвал, и заправил генератор. Тот, в свою очередь, издал одобряющий рык и ровно заработал.
Я на автомате поставил кипятить воду, по пути пиная яблоки, попадавшиеся под ноги, в угол. Подключив ноут к зарядке, я включил его, и снова выскочило сообщение, что память “Aibo” заполнена. Я подключил робота к компьютеру и хотел очистить память, но вспомнил про шутников. Ведь чтобы предъявлять деревенским претензии, нужны доказательства, а “Aibo” наверняка всё записал. Так что я поставил скидываться видео на ноут, надеясь, что память закончилась уже после того, как Никита со своей компашкой проникли ко мне в дом.
Я снова вышел покурить, небо уже приобрело свинцовый оттенок, и где-то вдалеке слышались отголоски грома. « Да, затянулась поездка… и оградку не поставил, и недругов нажил».
Я вернулся в дом, крышка весело подпрыгивала на кастрюльке, оповещая, что вода уже во всю закипела. Я залил лапшу и кружку кофе, нарезал зачерствелый хлеб и такую же колбасу. Пока лапша заваривалась, я решил включить ночную запись.
По данным видео, запись длилась до 6:30 утра. Значит, по моим расчётам, должна была всё записать. После двадцати минут просмотра я понял, что придётся искать тот самый момент проникновения, кликая курсором мышки и перематывал запись, пока не увидел какое-то движение на экране. Отмотав назад, я стал ждать.
Комната была погружена в темноту, но луна была полная и освещала через окно часть помещения. А так как “Aibo” находился на подоконнике, то получалось, что в обзор как раз попадала практически вся комната. Я всё же думал, что они как-то подпёрли дверь или чем-то зацепили засов, потому что через окно, не разбив его, проникнуть нельзя было.
От напряжённого взгляда глаза начали слезиться, тут я заметил, что в углу комнаты шевельнулась тень, хотя этого не могло, по сути, быть. Я отмотал назад и внимательно пригляделся: так и есть - тень в углу шевельнулась. Через минуту что-то более тёмное образовалось в углу и вышло из него. Ужас начал сковывать меня, я продолжал наблюдать за действием на экране. Что-то или нечто двигалось по комнате, держась тени, отдалённо оно напоминало сгорбленного пожилого человека, но двигалось легко, хотя и рывками. Как будто что-то ища, двигаясь по тёмной стороне комнаты, силуэт остановился напротив “Aibo” и замер. Вдруг из темноты выкатилось яблоко и остановилось на освещаемой части комнаты. Более пять минут после этого ничего не происходило.
Я закурил сигарету, не отрывая взгляд от экрана, было по настоящему страшно. Я уже понял, что деревенские здесь ни при чём, но мне нужно было узнать, что же всё-таки произошло ночью.
Силуэт двинулся дальше и вышел за предел обзора. Я стряхнул пепел в чашку из под “Доширака”, но не успел я успокоиться, как из того места, где скрылся силуэт, выкатилось ещё одно яблоко. И ещё, и еще… И тут из-под камеры встало оно. На весь монитор отразилось лицо старухи. Я подскочил на табурете, но не отрывал взгляд от экрана. Её безумные глаза смотрели прямо на меня, это длилось секунды пять, потом она начала отходить в тень, при этом всё так же смотря в камеру и широко улыбаясь. Зайдя полностью в тень, она начала ходить, то пропадая за пределами обзора, то снова появляясь. В очередной раз, выйдя из тени, она подошла вплотную к камере и замерла, смотря в неё.
Меня как будто затянуло в этот взгляд, всё затихло, я слышал, как пульсировали виски и бешено колотилось сердце. Спустя какое-то время я обратил внимание, что старуха шевелит губами. Было страшно включать звук, очень страшно, борясь с собой, я увеличил громкость на видео-плеере:
- Илюша, я тебя вижу, и тебе не убежать, - прохрипела старуха.
Я не мог пошевелиться и смотрел на монитор, но спустя пять и десять минут она просто смотрела в камеру с жуткой улыбкой. Плеер мигнул, оповещая, что запись закончилась. Я осторожно оглянулся назад, убедившись, что там никто не затаился и повернулся опять к монитору, и заметил какое-то движение её глаз.
По ходу я понял, что это было, но, несмотря на всё увиденное, это было невозможно. Я не хотел проверять этого, но выбора не было. Я медленно начал отклоняться телом в сторону и чуть не поседел от страха: старуха на мониторе так же медленно повернула голову за мной. Вот тут мои нервы сдали окончательно: я вскочил, захлопнув ноут, пихнул его в рюкзак, кинул туда же “Aibo” и вылетел из дома.
«К чёрту эту деревню и всех, кто тут живёт! Могут сгинуть тут! Но только не я». Забежав в сарай, я выдернул из-под брезента старый велик и дал дёру из деревни. К станции я пригнал, даже не устав, страх и адреналин дали такого запала, что я бы, наверное, и до Москвы на нём доехал.
«Мать твою, что же это было? Что за хрень такая?» Никогда в мистику не верил, а тут такое. Купив билет, я направился на платформу. Поезд уже был на месте, я удобно расположился на нижней полке. Как же я люблю ночные рейсы: все спят, соблюдают тишину. «А ночь действительно чересчур темна, - я вздрогнул, вспомнив свой сон. - Может, мне и это приснилось? Если я в поезде, значит, всё по-настоящему, лучше бы я головой тронулся - это бы всё объяснило». Я посмотрел напротив себя - там, на нижней полке, тоже кто-то сидел.
- Здрасте, а вы в Москву тоже? – спросил я. Человек не ответил, наверное, уснул или напился и уснул, часто такое бывает – сидя, тоже неплохо спиться.
- А я вот нескоро усну, - печально ухмыльнулся я, - жалко с Юлькой не попрощался, – всё так же печально сам себе сказал я и отвернулся к окну. Мимо пролетали поля и малые станции, тусклый свет которых на секунды освещал купе.
- Илюша-а-а…
Я сглотнул и, не веря ушам, медленно повернул голову в сторону соседа, с ужасом наблюдая, как тёмный силуэт медленно наклоняется ко мне.
Купе наполнил запах сырой земли, я закрыл глаза.
- Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё…
- Илюша-а-а-а…

Новость отредактировал LjoljaBastet - 9-04-2016, 13:25
Причина: Стилистика автора сохранена.
8-04-2016, 10:27 by Georgy PopovПросмотров: 2 571Комментарии: 10
+9

Ключевые слова: Деревня кладбище могила сон яблоки видео авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: eu·pho·ri·a
8 апреля 2016 14:08
0
Группа: Посетители
Репутация: (1944|0)
Публикаций: 21
Комментариев: 1 150
Очень интересно было почитать. В моментах аж страшно становилось.

И обязательно плюс. Пишите еще
    
#2 написал: VOLK11
8 апреля 2016 15:04
0
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 1 096
Очень хорошая история и читается просто на одном дыхании. Огромный +++ Вам.
   
#3 написал: Vиктория
8 апреля 2016 20:12
+1
Группа: Посетители
Репутация: (739|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 709
кто был ведьмой то?? сумасшедшая бабка? родная бабуля? юля? и все там сдурели?
  
#4 написал: Ketrin Star
8 апреля 2016 20:56
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 10
Классная история, было страшновато.
#5 написал: Летяга
9 апреля 2016 05:16
0
Группа: Модераторы
Репутация: Выкл.
Публикаций: 611
Комментариев: 7 638
Плюсанула. Понравилось.
                        
#6 написал: Georgy Popov
9 апреля 2016 07:15
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 4
Комментариев: 4
Цитата: olka85858585
Очень интересно было почитать. В моментах аж страшно становилось.

И обязательно плюс. Пишите еще

спасибо, подписывайтесь на мою группу через источник.

Все спасибо за отзывы, подписывайтесь на мою группу в VK Авторская страница
#7 написал: LudaM
9 апреля 2016 09:29
0
Группа: Посетители
Репутация: (64|0)
Публикаций: 6
Комментариев: 564
Действительно, на одном дыхании Очень интересно
 
#8 написал: Kreisleiter13
11 апреля 2016 20:14
0
Группа: Посетители
Репутация: Выкл.
Публикаций: 0
Комментариев: 1 017
Чтото нихрена непонятно откуда в начале апреля могла появиться большая трава на могиле, если на табличке указан 2016 год?
Цитата: Vиктория
кто был ведьмой то?? сумасшедшая бабка? родная бабуля? юля? и все там сдурели?

Вот тоже интересно.
   
#9 написал: Georgy Popov
12 апреля 2016 02:06
-1
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 4
Комментариев: 4
Цитата: Kreisleiter13
Чтото нихрена непонятно откуда в начале апреля могла появиться большая трава на могиле, если на табличке указан 2016 год?
Цитата: Vиктория
кто был ведьмой то?? сумасшедшая бабка? родная бабуля? юля? и все там сдурели?

Вот тоже интересно.

Где ты там хоть строчку увидел что на МОГИЛЕ БЫЛА БОЛЬШАЯ ТРАВА? Мне очень интересно
#10 написал: Kreisleiter13
12 апреля 2016 07:48
0
Группа: Посетители
Репутация: Выкл.
Публикаций: 0
Комментариев: 1 017
Цитата: Georgy Popov
Где ты там хоть строчку увидел что на МОГИЛЕ БЫЛА БОЛЬШАЯ ТРАВА?

1. Не ты а Вы. 2. Вспомнив, что бабушка похоронена за территорией кладбища. Когда бродил полтора часа среди травы не заметил бугор и споткнулся об него, значит трава была большая, но т.к. на табличке год смерти написан 2016 год, а сейчас ещё только первая половина апреля заканчивается,то травы быть недолжно и незаметить бугор невозможно.
   
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.