Ох уж эти ведьмочки!..

Ох уж эти ведьмочки!..

«Такие девушки, как звезды,
Что светят в небе до утра…»


Вещатель жизнерадостно издавал веселую мелодию, видимо, находясь в прекрасном настроении. А в полутемной избушке наоборот - ощутимо знобило от почти осязаемой хмурости хозяйки.

«В одну из них легко и просто
Влюбиться раз и навсегда-а-а!»


Пестик, мерно стучащий о глиняные бока ступки, стойко набирал скорость, кроша сухие вересковые побеги более яростно. Сквозь открытое окно впорхнул проказник-ветер, пошевелив цветастые занавески и длинные курчавые волосы. На плите неопределенно булькнуло.

«Но если ты – обычный парень,
Тебе не светят никогда…»


Тихонько ворча, хмурое небо злобно нависало над окном, успев укутать тяжелыми низкими тучами всю округу. Ступка тоненько пропищала и попыталась «незаметно» отодвинуться от подталкиваемого хозяйкой обезумевшего пестика, но была невозмутимо перехвачена другой рукой.

«Такие девушки как звезды,
Такие звезды, как она! Как она-а-а!».


Губы молодой ведьмы сжались в тонкую линию, глаза сузились и потемнели. Даже ветер, испугавшись, покинул неуютную комнатушку и продолжил играть в догонялки с оторванными листьями уже вокруг ведьминого жилища. Ступка вздохнула с облегчением, по-матерински окружив изможденный пестик. Варево на плите, получив долго требуемую порцию излишне тщательно перетертого вереска, угрюмо зашипело и притихло, пустив по зданию приятный сладковатый душок. Но злость, набиравшая обороты, требовала открытого выхода или хотя бы чьего-либо вмешательства.

Над избушкой злобно порыкивало.

А вещатель определенно входил во вкус, совершенно не замечая ничего вокруг.

«… Я такой, как Вы не видел, но всегда о Вас мечта-а-ал!».

Рычание в комнате пересилило зарождающуюся грозу. Метнув испепеляющий взгляд на полку с вещателем, ведьма подняла палец. Музыкальный ящик испуганно зашипел внезапными помехами и осмотрительно отгородился рядом фарфоровых кувшинов, которые бить было жалко. Девушка подскочила и нервно заметалась по комнате, пытаясь выцепить хоть что-нибудь из привычной утвари для вымещения злости, и резко остановилась, обернувшись к темному окну. Медленно подошла вплотную, зорко следя за едва уловимыми завихрениями, и подняла руку, касаясь густого грозового воздуха. Резко сжала пальцы, яростно шипя на небо и в тот же миг оно, словно старая ткань, треснуло на миллионы кусочков, разорвалось в клочья последующей взрывной волной. На мгновение молния отразилась в покрасневших радужках.

Девушка глубоко дышала. Волосы развевались за спиной, словно сброшенная шаль. Разбереженный дар змеей извивался в груди, требуя большего. Она вскинула голову, повторяя движение рукой, и шипение сменилось глубоким грудным гулом. Едва сросшаяся небесная ткань изрешетилась еще быстрее. Несколько искр упали на кулачок, заставляя вскрикнуть и поспешно опустить руку.

- Черт! Черт, черт, черт!!! Ненавижу!!!

За окном буря вторила хозяйке.

Злобно фыркая, девушка взмахом руки зажгла погасшие свечи и уселась за стол, подперев щеки.

- Че-е-е-ерт!!!
- Да тут я, чего орать-то? – донесся сварливый голосок.

С минуту покопошившись, перед злющей ведьмочкой собственной персоной предстал черт, с копыт и до рожек укутанный в нагретый плед. В оставленном одеяле заинтересованно сверкнули зеленоватые глаза, но видя, что хозяйка еще не в себе, кот решил понежиться на нагретом чертом месте подольше. Привыкшие и не к таким ее козням, этих двоих было сложно чем-то удивить.

- Ну? Чего избу морозишь почем зря? – черт обиженно хлюпнул носом.
- Не январь, потерпишь.
- Ну, июнь. А ночи-то прохладные! Вон какого северного воздуха принесла!
- Так поработать изволь! Только зря поленья на тебя, паскудника, перевожу! Гляди, не отморозь свой шерстяной зад! – девушка мерила шагами избушку, поминутно вскидывая руки, стараясь сделать свою речь еще проникновенней. Черт, украдкой позевывая в плед, честно старался держать глаза открытыми. – Мне кто обещал трав насушить, зелий наделать?! Кто?
- Ну что же мне, по-твоему, по дождю идти в глушь лесную за твоими травами? – черт закинул ногу на ногу, любуясь замешательством хозяйки. – Сама ведь чаровничать изволила. Жди теперь, покуда не прольется все. – Видя, что глаза обернувшейся девушки снова угрожающе сузились, черт поспешил вложить в голос как можно больше спокойствия и уверенности. – Зато и травы твои, и огородец в ход пойдет, а то давно дождя просют, а ты занята все.
Девушка вздохнула и присела обратно, уже более спокойно.
- Шаля, что стряслось?
- Ничего, - девушка буркнула, сверля глазами столешницу.
- А коли ничего, зачем небо тревожишь? Дерганная, зелье, – черт укоризненно повел рыльцем, - переварила. Вещатель запугала.

С неба сорвалась еще одна молния, прочертив белую полосу в опасной близости от избушки.

– Да ты такая уже месяц ходишь, как только с Вальпургиевой ночи вернулась. Может, тебя там обидел кто?
- Ни-че-го, – почти пропела девушка, закрывая глаза.

Небеса продолжали воинственно сверкать, не разрешая, впрочем, обрушиться дождю. Словно старались запугать как можно больше зрителей.
Черт успел соскучиться, поковыряться в рыльце и даже вздремнуть, не дождавшись продолжения разговора. Но когда Шаля подняла голову, уставившись пронзительно-синими глазами на мордочку своего помощника, ему успешно удалось это скрыть.

- Скажи, я страшная?

От удивления он чуть не свалился с лавки.

- Что за вопросы? Нет, конечно, - поспешил он добавить, видя, что глаза хозяйки начинают подозрительно поблескивать. – А что случилось-то? Неужто на Лысой горе какая-то мымра тебе успела наплести невесть чего непотребного?

Шаля покрутила головой.

- Тогда что?
- Почему меня никто не люби-и-и-и-ит?! – протянула ведьма высоким голосом и заревела, зло размазывая слезы по лицу.

С неба сорвались первые тяжелые капли, звонко разбиваясь о деревянное крыльцо. Кот, убедившись, что буря (по крайней мере, непосредственно возле него) миновала, соскочил на пол и выгнулся дугой, потягивая вкусный воздух.

- Меня с-с-совсем н-н-никто н-не люби-и-и-ит! – начиная заикаться, ведьма ревела как настоящий профессионал – растягивая слова, пропевая их на разные ноты.

Черт сидел с открытым ртом. Опомниться ему помогла лишь целая горсть холодной воды, щедро брошенная в рыльце сквозь открытое окно. Дождь набирал силу, бушуя и проливаясь на изголодавшуюся землю.

- Это еще что за новости?! А ну возьми себя в руки!

Девушка попыталась закрыть рот рукой, но вздрагивающая челюсть издавала настолько странные звуки, что свиньям в загороде впору сдохнуть от зависти.
Черт протянул лапу к окну и выплеснул ей в лицо собравшуюся воду.

На мгновение воцарилась благоговейная тишина, пока Шаля пыталась утереться передником. Обретя способность видеть, пусть и не так хорошо, как до слез, первым ведьма заметила кота.

- Васенька! – кот не успел и мяукнуть, как оказался на ее коленях, придавленный к животу и судорожно поглаживаемый против шерсти. Благоразумно решив не дергаться, он стоически терпел, изредка бросая укоризненные взгляды на черта.
- Шалисья! Прекращай сейчас же! Гляди, какую сырость развела – впору хвост растить да плыть куда глаза глядят! – девушка беспомощно оглянулась на окно. - Чего это тебя никто не любит? А мы с Василием на что?
- Так то ж вы-ы... – боясь, чтоб не началась вторая часть самобичевания, черт поспешил продолжить.
- Откуда у тебя вообще взялись такие мысли?
Девушка подняла голову, прижав кота еще сильнее.
- Там на празднике все хвастались – у одной царевич, у другой царский советник, у третьей – еще кто-то… А я одн-на-а… - она снова хлюпнула носом.

На дворе уже в трех шагах расплывалась картинка окружающего мира. Дождь стоял нерушимой стеной.

Черт поправил сползший угол пледа и снисходительно улыбнулся.
- Ну, кто ж тебе правду-то скажет? А ты доверчивая! Сразу в их басни поверила!
Ведьма поспешно утерла рукой новые дорожки (кот устало вздохнул, освободившись от одного из тисков) и отбросила волосы.
- Ага, как же… А кольца они тоже придумали? Вполне настоящие, вон как красовались… Говорили мне, что… Что уже сотню стукнуло, а я… а я… а я одна-а-а!
Даже кот закатил глаза.
- Ох ты ж горюшко мое! А тебе-то кто так мешает?! – черт придвинулся ближе, незаметно пытаясь вытянуть Ваську, но Шаля внезапно подхватилась на ноги.
- Кто мешает? – у несчастного кота округлились глаза от удушья. – Кто мешает, говоришь? Да я же нахожусь в самом дальнем уголке этого леса! Хорошо бабушкино наследство! Какой дурак сюда зайдет? – девушка пылала праведным гневом, который скорее угадывался между тоненькими вскриками и судорожными всхлипами. – Хотя, - она остановилась, - я бы и дураку была рада. Но, говорят, перевелись уже.

Судорожно размышляющего черта, заодно и Ваську, спасло чудо. В виде стука в дверь.

- Эй, хозяева! Есть ли кто дома?
Ведьма испугано прижалась к Василию.
- А если это вор?
Черт подхватился с лавки и наконец-то выхватил кота.
- Порядочные воры в дома не стучатся. Путник это. Шалька! Кто тут из нас ведьма? – черт грозно сузил глаза.
Снова послышался мужской голос.
- Хозяева! Пустите обогреться. С дороги дальней я, да и конь подкову сгубил.
- Ну что ты встала пнем! – черт толкнул застывшую девушку. – Сейчас же тоненько пропой: «Минуточку, добрый молодец!».
- Что еще за «молодец»?
- Быстро, я сказал!
Шаля затравленно оглянулась, сглотнула и потерянной козой проблеяла требуемые слова.
- Книгу спрячь. Ишь, разбросалась чаровнической утварью. Зелье под печку засунь. Стол протри. – девушка едва успевала за командами. – Умойся. Волосы наскоро заплети – негоже девице такой расхристанной быть. А ну стань!
Шаля сбросила передник и замерла перед помощником.
- Пуговку верхнюю расстегни. Повернись. – Черт покрутил рыльцем. – Хороша… Все, ступай.
- А…
Черт обернулся.
– А если он некрасивый?
- Ты погляди, какие мы переборчивые! Ступай, кому говорят!
- Хозяюшка, добром на добро отплачу, – в измученном голосе мужчины послышалась мольба.
Ведьма внезапно улыбнулась, озорно сверкая глазами.
- Ну, если добром…

Тяжелая дубовая дверь отворилась, явив глазам царского гонца не страшного вида старуху (в чем он был совершенно уверен), а милую симпатичную девушку. Осмотрев насквозь промокшего мужчину и хромого коня, Шаля натянуто улыбнулась и посторонилась, пропуская путника в дом.

- Заходите, у меня и печка уже нагрета. Коня в углу привяжите – нечего животине на крыльце мокнуть. Меня Шалисьей зовут.
- Спасибо Вам, добрая девушка, - чуть поклонился мужчина, - нам лишь бы дождь переждать, да и обратно в путь.
- Проходите, там и водичка уж вскипела! Малиновых веточек вам заварю – вмиг согреетесь! – мелодично отозвалась ведьма, тихонько в сторону шепча заклинание града.

- Ох, уж эти ведьмочки!.. – проворчал черт, укрываясь с головой.


В истории использованы слова из песни А.Губина "Такие девушки как звезды".

Автор - dreamer.
Источник.

Новость отредактировал A.Norton - 13-07-2018, 19:52
Причина: Добавлен раздел.
13-07-2018, 19:52 by Сделано_в_СССРПросмотров: 920Комментарии: 3
+6

Ключевые слова: Лес избушка ночь ведьма кот черт юмор творческая история несерьезная история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: A.Norton
13 июля 2018 19:57
+3
Группа: Активные Пользователи
Репутация: Выкл.
Публикаций: 93
Комментариев: 294
Прикольно и весело. Черт молодчага, устроил хозяйке личную жизнь.
  
#2 написал: зелёное яблочко
13 июля 2018 20:12
+2
Группа: Комментаторы
Репутация: Выкл.
Публикаций: 87
Комментариев: 5 477
Если в мою дверь постучат, то я и зельев наварить не сумею hang1
           
#3 написал: Космонасть
14 июля 2018 22:38
+3
Онлайн
Группа: Друзья Сайта
Репутация: Выкл.
Публикаций: 118
Комментариев: 1 578
Стих в тему:

Ведьмин кот

Однажды кот по кличке Мрак,
С хозяйкой поругался,
И не помирятся никак,
Он в лес один подался.

Хозяйка – ведьма хоть куда,
Колдует всё, колдует,
А Мрака – бедного кота
Ни капли не балует.

Сметану запрещала есть
Да прямиком из миски,
Решила на диету сесть,
И спрятала сосиски.

Забыла ухо почесать,
И блох еще травила,
Кричит: «Не прыгай на кровать!..»
Наверно разлюбила.

Сама ж вздыхает день за днем,
В окошко смотрит грустно,
Сказала, думает о НЁМ…
Кто ОН?.. Хотя бы вкусный?

Испортил Мраку жизнь, вот гад!
Колдун, наверно, страшный!
Приворожил хозяйку, рад,
Испортил быт домашний.

И кот ушел, задравши хвост,
Обиделся ужасно,
Добьется он хозяйских слёз –
В лесу ведь так опасно!

Она загнётся без кота,
Кто даст совет толковый?
Узнает, доля непроста
Одной… без мышелова.

Котяра наш замёрз в лесу,
К тому ж проголодался,
А взять с собою колбасу,
Увы, не догадался.

Он заплутал среди дубов,
Вокруг такие звери,
Что рассказал бы кто о том,
Ни капли б не поверил.

Его гоняли лютый волк,
Медведь, кабан и лоси.
Дремал едва ль, обнявши ствол,
Кот на одной из сосен.

И вдруг услышал: «Эй, кис-кис!
Слезай, получишь мяса!»
И тут же устремилась вниз
Мохнатенькая масса.

Стоял под деревом мужик
Вполне себе приличный,
Ведь он в кошачье горе вник,
И дал кусок отличный.

Мрак ел, урчал, косился всё
На доброго субъекта,
А тот бубнел: «Тебя спасём…
Ишь… толстый как директор.

Домашний, значит, только чей?
Олеси-ведьмы может?
Так отнесу тебя я к ней,
Она тебе поможет».

И вот доставили кота
К хозяйке-ведьме вскоре,
Он так умаялся, устал,
Что позабыл о ссоре.

Объелся черный и уснул,
Клубком в огромной кресле,
А гость присел на твердый стул,
Пил чай с Олесей вместе.

Мрак утром, прыгнув на кровать,
Нашел – там слишком тесно,
Зато тепло, и можно спать,
И пусть кровать хоть треснет.

Тот гость у них теперь живет,
Но котик не в обиде –
Ведь мясо чаще подает
В любом хозяйка виде.

И хорошо им всем втроём,
Кота всегда поглядят,
А будет, что-то не по нём,
Мрак в сапоги нагадит.

Автор - Владислав Скрипач
       
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.