Звонок (продолжение)

Петербург встретил чету Меркуловых мокрым снегом.
- Ну, и куда теперь? – обречённо спросила Аркадия жена, как только они ступили на перрон.
- Не знаю, - буркнул он, - может, в справочную? Хотя, какие сейчас справочные….
За всю дорогу из Москвы они перекинулись всего несколькими словами. Супруга смотрела на сосредоточенное лицо мужа, на его нервные движения, и, понимая, что он сам находится в растерянности, молчала.
- Давай с ЖЭКов начнём что ли… - наконец, решил он, - Только сначала с гостиницей определимся.
Сняли недорогую возле вокзала.
Трудно сказать, сколько нервов и сил было потрачено за несколько дней! Они ходили по улицам, спрашивая прохожих о нахождении всевозможных контор и организаций, заходили в музеи и архивы. Сложно найти человека в многомиллионном городе, зная только фамилию и имя! Да и жившего здесь много-много лет назад!
- Если б, как раньше, справочные были! – сокрушался Меркулов.
- Может, хватит, Аркаш?! Зачем тебе это?- тянула его за рукав жена.
- Должны же быть хоть какие-то сведения, должны! – стоял на своём Аркадий.
В одном из районных архивов появилась надежда. Молодая женщина приняла запрос. Поставив стремянку, она долго перебирала на полке пыльные бумаги. Несколько раз чихнула, виноватым взглядом посмотрев на Меркулова с супругой.
- Да, есть такая фамилия, и не одна! – удовлетворённо воскликнула сотрудница архива , - Но думаю, вам вот эта нужна! Только осторожно, пожалуйста!
Она протянула Меркулову небольшую папочку, перетянутую потемневшей от времени тесёмкой:
- Как я понимаю, историю Ленинграда будете писать?
- Да, да! – автоматически буркнул Аркадий, - Простите, а столик у вас где-нибудь есть? Хотелось бы более скорупулёзно ознакомиться с материалом!
- Да, в углу возле окошка!
Год рождения, адрес, родители, школа… И небольшая приписка на одном из листков: « В феврале 1942 эвакуирована в Омский детский дом».
- Да…. – разочарованно протянул Меркулов, - конец истории….
- Что там? – спросила жена.
- След теряется. Такие вот пироги…. Жаль, даже фотографии нет.
Они поблагодарили архивариуса. Та очень сожалела, что не смогла помочь.
Наутро Меркуловы отправились в школу, где когда-то училась Лена. Увидев новое современное здание, Меркулов вздохнул:
- Всё правильно, скорее всего, старая была разрушена в блокаду. Да и сколько лет прошло, живых свидетелей трудно найти!
Но они всё-таки зашли в вестибюль, затем в учительскую.
- Так вам Алевтина Николаевна нужна! – завуч, женщина средних лет, записала на листке адрес, - Она в блокаду эвакуацией занималась! Собирала детишек по адресам и тех, кто без родителей остался, организовывала вывоз из Ленинграда. Слава богу, живёт и здравствует!
Снова засветилась надежда, снова захотелось узнать конец истории и разобраться с тем странным звонком.
Бывший директор школы, сухонькая старушка лет восьмидесяти, удивлённо встретила своих гостей:
- Мне Татьяна Петровна позвонила. Говорит, люди одну мою ученицу ищут!
Она провела Меркуловых в комнату. Ни слова не сказав, ушла на кухню. И только, когда на столе появились ароматные ватрушки, ваза с конфетами и кружечки с горячим чаем, заговорила:
- Угощайтесь, без чая я вас всё-рано не отпущу!
- Алевтина Николаевна, - спросил Меркулов, отхлёбывая крепко заваренный чай, - мне сказали, что Вы тогда, в блокаду, эвакуацией своих учеников занимались?
- Да, конечно, как директор я обязана была это делать! Попробуйте, очень вкусные конфеты! – старушка пододвинула к жене Меркулова вазу с шоколадными конфетами.
- Мы Лену Князеву ищем, одну из Ваших учениц. Помните такую?
- Лену…, - Алевтина Николаевна задумалась, а потом вдруг внимательно посмотрела на Меркулова, - Это та, которая….
- Что? – Аркадий чуть не поперхнулся.
- Понимаете, у детей вообще очень тонкая психика, а тут ещё война, блокада, потеря родителей….
- А что случилось-то?
- У неё от всех переживаний, как бы мягче выразиться, стало не в порядке с головой! Мы ведь не теряли своих детей из виду, постоянно переписывались с педагогами из детских домов, интересовались их успехами и здоровьем!
- И? – Меркулов уже догадывался, что в ответе старой учительницы он услышит только неприятные для себя слова, и ему становилось неуютно. Супруга так и не притронулась к уже остывшему чаю и сидела молча, разочарованно отводя в сторону взгляд.
- Словом, она всё-время рассказывала о каком-то звонке. Но мы-то знали, что в то время уже не работала связь, кроме специальных линий, проложенных военными. Ни о каком звонке не могла идти речь, тем более из будущего! И в дороге, и уже там, в Омске, она всем рассказывала эту историю. А потом настолько зациклилась на этом, что подбегала к телефону после каждого звонка и ждала ответа.
Алевтина Николаевна вздохнула:
- Такое бывает. У кого-то проходит, у кого-то нет…
- У Лены, как я понимаю, не прошло.
- Нет, не прошло. Постойте, сейчас я дам Вам одно письмо! Оно пришло сразу после войны, но я его храню, потому что Лена была моей ученицей, и мне совсем не безразличной была её судьба!
Старушка принесла из соседней комнаты пожелтевший конверт и положила перед Меркуловым:
- Почитайте, и Вам всё станет ясно!
Письмо было от коллеги Алевтины Николаевны, директора Омского детского дома. В нём говорилось, что в связи с участившимися наваждениями у Лены Князевой, пришлось отправить её на психиатрическую экспертизу, откуда впоследствии она была переведена в детскую лечебницу.
- Жаль, что так получилось, - старушка взяла в руки письмо, - Я ведь потом ни один раз интересовалась здоровьем Лены, это уже в пятидесятых. Изменений никаких не было. А со временем - другие ученики, другие судьбы, переживания!
- Дела! – горестно усмехнулся Меркулов.
- Да, - старушка поднялась из-за стола, - А лет десять назад я вспомнила про Лену и позвонила в Омск. Знаете, что ответили?
- Что? – Меркулов с супругой тоже встали.
- Елена Князева скончалась во сне в 1985 году в возрасте пятидесяти трёх лет от инфаркта. Земля ей пухом! Прости за всё, Леночка!
Меркуловы возвращались в гостиницу, и Аркадия не покидало чувство вины.
- Знаешь, - говорил он жене, - ведь не будь того злополучного звонка, жила бы сейчас Лена Князева, растила бы внуков, гуляла бы с собачкой во дворе и кормила бы вкусным обедом своего мужа!
- Ты не виноват! – успокаивала Аркадия супруга, - Ты родился гораздо позже того звонка, а, значит, не мог быть причиной её бед!
- Но ведь я-то звонил! И она мне звонила!
- Не понимаю…. – супруга прижималась к плечу Меркулова, и они медленно шли по Невскому, погружённый каждый в свои переживания


Новость отредактировал Летяга - 16-03-2018, 23:11
Причина: Стилистика автора сохранена
16-03-2018, 23:08 by VolgskiПросмотров: 1 085Комментарии: 4
+11

Ключевые слова: Петербург блокада старушка архив авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: anna-ann
17 марта 2018 01:56
+1
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 8
Комментариев: 620
Печальный конец disappointed_relieved
  
#2 написал: зелёное яблочко
17 марта 2018 13:49
+2
Группа: Комментаторы
Репутация: (1700|-2)
Публикаций: 108
Комментариев: 6 029
Сломана судьба из-за каких-то шуток неизвестных сил. Кому и для чего понадобилось, так и не ясно.
             
#3 написал: Эвиллс
17 марта 2018 17:38
+2
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (3060|2)
Публикаций: 225
Комментариев: 3 646
Самый логичный конец. В реальности - так всё и было-бы, скорее всего.
За работу плюс. +
               
#4 написал: Volgski
18 марта 2018 08:28
+1
Группа: Посетители
Репутация: (27|0)
Публикаций: 32
Комментариев: 68
Цитата: anna-ann
Печальный конец disappointed_relieved

Судьба...

Цитата: зелёное яблочко
Сломана судьба из-за каких-то шуток неизвестных сил. Кому и для чего понадобилось, так и не ясно.

Петля времени....

Цитата: Эвиллс
Самый логичный конец. В реальности - так всё и было-бы, скорее всего.
За работу плюс. +

Полностью согласен. Спасибо!
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.