Клубок страха

Обливаясь слезами, Яна рыскала по комнате, сдвигая мебель и раскидывая вещи. Она искала то, что непременно нужно было найти поскорее, но и, одновременно, страшилась обнаружить внезапно - как это обычно и бывает. Прикоснуться к лоснящемуся упругому черно-серому боку, чуть подрагивающему, пассивному, пугающе живому, потустороннему - невероятно отвратительное ощущение. И не просто прикоснуться... Его нужно было уничтожить сразу же, пока не начало издавать противный писк, едва различимый ухом. Этот звук означал, что существо хочет жить, хочет съесть их всех, одного за другим, как три месяца назад уже поступило с мамой Яны. Однажды зародившись, оно теперь не покинет их дом. И каждый день его нужно убивать. Снова и снова.

На этот раз круглый комок тугой плоти обнаружился в диванной подушке. Он не копошился, замер, чтоб подольше оставаться не найденным. Но руки уже нащупали. Вскрикнув, девушка отдернула мгновенно вспотевшие ладони, замерла на месте, стараясь успокоить бешено колотящееся сердце. Его удары отдавались в голове болью, разрывали грудь и наливали тело предательской слабостью. Яна знала, что сейчас нужно будет голыми руками убить это существо. Как угодно - задушить, забить кулаками, немея от омерзения, разорвать на части, едва сдерживая крик ярости... но только руками. Другие предметы не причиняли ему вреда. И сделать это нужно было как можно скорее, пока этот монстр не принялся испускать волны паники, как загнанный в угол котенок, плачущий, обреченно пытающийся спастись. В такие моменты у Яны темнело перед глазами и руки становились свинцовыми - чудовище, как могло, боролось за свое существование. Но и она хотела жить. И чтоб её муж и ребенок тоже не заболели однажды внезапно той болезнью, при которой врачи прячут глаза и сообщают: "Уже поздно, осталось ... дней, крепитесь". И никто не понимает, как цветущий человек вдруг сгорает в одночасье, как можно было не распознать болезнь на ранних стадиях, чтоб успеть победить её. Ведь мало кто знает, что не было их - ранних стадий. А был он: внезапно появившийся из ниоткуда шерстяной клубок ужаса, пьющий жизнь. И кого он укусит следующим - никто не предугадает. Стоит завестись такому в доме - и обречены все, живущие здесь. Есть лишь один день форы. Всего один. На второй безобидный на вид мячик непонятного происхождения выходит на охоту. Всего один раз, дальше затаивается и съедает человека живьем за считанные недели. Потом его уже не найти, как ни старайся.

Яна глубоко, судорожно вдохнула, положила мокрые ладони на наволочку, под которой уже слегка шевелилось, вибрировало тельце, не желающее умирать. Оно не убегало, не сопротивлялось, оно вообще мало шевелилось. В этом и заключался дополнительный кошмар происходящего. Разве можно легко убить того, кто не сопротивляется, не борется активно за жизнь, как можно объяснить сознанию, что он враг, если тот покорно замирает на месте. Снова и снова. Каждый день.
Руки свело судорогой. Они сжались, сомкнулись, придавили ненавистную сущность, вжимая в диван с такой силой, что мышцы наполнила ноющая боль. Но нельзя сейчас останавливаться, нужно довести дело до конца. А потом, как ни в чем не бывало, навести порядок в комнатах, успев до прихода мужа на обед. Улыбаться ему, расспрашивать о делах, выслушивать новости, стараясь забыть утренний кошмар. Сегодня она ещё быстро управилась, легко обнаружила. Бывали дни, когда монстр появлялся в таких труднодоступных местах, что приходилось тратить весь день, чтоб отыскать. И, выслушивая обеденную болтовню мужа, холодеть кожей от нахлынувших мыслей, отсутствовать сознанием, погружаясь в поток размышлений: где оно прячется на этот раз? А потом, до вечера, рыскать, рыскать, рыскать по квартире, каждый уголок которой она уже выучила за эти три кошмарных месяца. Некогда уютное жилище превратилось в полигон для битвы с неизвестной нечистью. И нет выбора, если хочешь спасти жизнь близких людей. Переезжать бесполезно. Священник не может помочь. Всё перепробовано. Лишь один выход: найти этот сгусток злой энергии в течение дня, убить его - и до утра дня следующего ты спасена и совершенно свободна, такая вот иллюзия кратковременной победы.
Руки дрогнули в последний раз вместе с упругими боками захватчика. Девушка почувствовала, что всё кончено, опрометью бросилась в ванную. Там, стараясь не глядеть в зеркало над раковиной, она долго-долго держала руки под струей горячей воды, словно стараясь смыть с них невидимую печать мерзкого прикосновения. Она не торопилась обратно в комнату, не было нужды. В тот момент, когда войдет туда, приблизится к месту убийства, там уже воцарится спасительная пустота. Никаких следов задушенного - оно исчезает, чтобы вернуться на следующий день. Обнаружиться среди вороха тряпок в шкафу (ох, как же страшно лезть за майкой для мужа и рубашкой сына, рискуя ненароком коснуться), под диваном (придется доставать голыми руками или веником), на книжной полке за симпатичной плюшевой игрушкой пятилетнего сына... да мало ли где. Чаще всего Яна душила эту мразь или забивала кулаками в месиво. И лишь один раз, прокусив губы до крови, рвала неприятеля в клочки длинными ухоженными накладными ногтями, буквально шерсть летела по комнате - когда обнаружила монстра в кроватке сына, под матрасом. Страшная мысль о том, что смерть подбиралась к её ребенку, застила глаза черным покрывалом, и девушка в один миг превратилась в безжалостную машину убийства. Потом, в ванной, она отдирала окровавленные ногти, спускала в водный слив и дико боялась вернуться в детскую. А когда, вооружившись щеткой, губкой и чистящим средством всё-таки заглянула - обомлела: от агрессора не осталось и следа: ни капельки, ни волоска.

Приходила мысль о том, что её рассудок повредился, возможно, со смертью мамы. И всё это лишь плод воображения, жестокие галлюцинации, паранойя. Но как же страшно было идти к психиатру! Если её закроют в больнице, кто позаботится о Владе и Сережке, она у них одна. С того дня, как впервые случайно обнаружила дома пульсирующий жизнью серый комок без глаз и лап, с той минуты, как глубинный инстинкт выживания повелел ей поскорее расправиться с ним, с той секунды, как испытала ощущение облегчения с его последним вздохом - Яна поняла, чем ей грозит этот пришелец и что надо делать.
Пытаясь помочь себе, девушка часами сидела на форумах, выискивая хотя бы крупицы информации, способной объяснить происходящее. Так или иначе. И она нашла. В старом топике заброшенного любительского сайта по магии прочла историю, в красках демонстрирующую её ситуацию. Писала девушка, просила помощи. Единственный комментарий к крику отчаянья был оставлен неким Охотником На Монстров. Он был короток и гласил:

"Убивай его, пока под руками ощущение упругости не сменится чувством, что сжимаешь мешок со слизью. Только голыми руками и никаких подручных средств. Ни единого дня не давай ему шанса выжить, иначе не выживешь сама. Начинай каждое утро с борьбы за жизнь. Не верь тем, кто подумает, что ты сошла с ума. Их здравый ум убивает их, а ты теперь знаешь, как спастись. Делай это, пока жива..."

Такая вот безнадега, к которой не привыкнуть, с которой не смириться. Яна проплакала тогда всю ночь, а с утра решительно возобновила поиски. Теперь, когда она знала, что не одна такая, стало немного легче. Совсем чуть-чуть. Но с тех пор перед ней встала новая задача: найти этого человека. Прячущегося за ником "Охотник На Монстров". Если он знает что-то больше об этой напасти - возможно, сможет помочь. Не зря же себя так называет. И эта вера помогала ей начинать снова и снова. Каждое утро.

Всё, что Яна могла сделать, это отправить Охотнику сообщение в ICQ, указанном в его профиле на заброшенном форуме. Больше никаких координат, за которые можно было бы зацепиться. Аська молчала, человек уже долгое время не появлялся в ней. Скорее всего, и не появится. Но именно эта надежда не давала ей опустить руки и не двинуться умом реально, даже в те дни, когда психика была на грани.

Яна сварила кофе, присела за стол, глянула на часы: полдесятого. Она ещё с лихвой успевала и порядок навести, и обед приготовить. Муж придет в час дня. А сейчас надо бы успокоить дрожащие руки и путаные мысли.
Первое время было очень трудно прикасаться к тем предметами, в которых или за которыми прятался ежедневный визитер. Они были словно осквернены им. Но потом привыкла, внушила себе, что вместе с трупиком исчезают и любые его следы.
Она допивала обжигающий напиток, когда на телефоне ойкнула установленная аська. Девушка вздрогнула, непонимающе уставилась на мобильник, лежащий на краю стола. Не пользуясь ранее этим мессенджером и установив его лишь для контакта с одним единственным человеком, Яна сейчас обомлела. Подтянула телефон, глянула на высветившееся сообщение, и сердце на пару секунд перестало биться, ухнуло, провалилось куда-то в глубокую яму, бездну. Охотник На Монстров вышел на связь и ответил на её отчаянное, полное мольбы, послание.
Ещё пару секунд девушка сидела неподвижно, боясь открыть и прочесть. А потом обожгла мысль: вдруг сейчас он опять уйдет в оффлайн и будет потерян для неё навсегда! Пальчики забегали по экрану, глаза жадно читали:

"Чем я могу вам помочь, милая леди? Вы всё прочли на форуме, добавить нечего. Сочувствую, что столкнулись с ним, а ещё больше - вашей осознанности, которая помогла найти информацию. Иногда лучше спокойно жить и умирать, чем пребывать в бесконечном ежедневном кошмаре".

Руки дрожали, пока набирала:

"Прошу вас, пожалуйста! Вы можете мне помочь! Давайте встретимся и поговорим! Вы моя последняя надежда!"

И сразу мысль: что он подумает?" Следующая: "а, всё равно!" Главное, увидеть в живую реально существующего человека, который "в теме", поддерживает и сочувствует. Увидеть его глаза. Сразу станет легче".
Секунды длились, как часы, пока взгляд впивался в мерцающую строку "Охотник набирает сообщение...".

"Хорошо. Вы ведь живете в Москве, я надеюсь? Назначьте время и место"

На миг мысли снова заметались бессмысленно, хаотично, а потом Яна быстро набрала название кафе недалеко от дома и его адрес, указала время. Уютное заведение, работающее круглосуточно, со вкусной выпечкой и каппучино. Девушка усмехнулась, поймав себя на внезапно проснувшемся аппетите. Она воспряла духом, жизнь словно потихонечку начала вновь обретать краски. Приписала в конце:

"А как узнаю вас?"

"Я рыжий", - ответил абонент. - "Буду через полчаса, до встречи!"

И вышел из сети.
Через десять минут взъерошенная и взволнованная Яна уже томилась за чашкой второго за утро кофе в полутемном углу кофейни. Маленький столик словно был создан для приватного разговора, больше пары чашек и блюдца с булочками ничего на нем не поместится, сюда люди садятся не кушать, а обсуждать дела.
Рыжий, думала она, рыжий... да мало ли таких в городе? Хоть бы все они сегодня прошли мимо, и только тот, единственный, вошел в раскрашенные коричнево-желтым двери! Иначе сердце, что ёкает от каждого скрипа, не выдержит.
Охотник На Монстров появился минута в минуту, как и обещал. Когда он вошел в кафе, Яна вздрогнула, уставилась в замешательстве, отвела взгляд - да нет, не может быть - но потом всё-таки привстала и махнула рукой этой морковно-оранжевой шевелюре. Да и кто бы не растерялся, когда навстречу шагает с улыбкой до ушей милый такой толстячок, на вид совсем подросток, но при ближайшем рассмотрении - около тридцатника уже накапало. Коренастый, невысокий, с жесткими рыжими волосами и такими же бровями-ресницами. С веснушками, как попало рассыпавшимися по щекам. В трогательной и нелепой ветровке со стилизованными оленями, обвисшей поверх вытертых джинсов. Мешковатая одежда должна была бы скрадывать полноту тела, но получалось с точностью до наоборот. Он проворно, хоть слегка неуклюже, пробирался к ней, лавируя между столиками, неловко задел стул, чьи железные ножки проскрежетали по плиточному полу. Вспыхнул румянцем.
Кажется, я ошиблась, подумала Яна с досадой. Что вот этот вот плюшевый рыжик может знать о чудовище, отравляющем её жизнь?

- Привет, - сказал просто и радушно, присел напротив, - меня зовут Стас.
- Яна, - ответила машинально, - послушайте, Вы....
Официант, материализовавшийся рядом и застывший немым вопросом, отвлек.
- Кофе... то же самое... - смутился Стас, кивнув на чашку девушки.
Тот испарился. Яна молчала, собираясь с мыслями. Кого угодно была готова увидеть в этой ипостаси: брутального громилу, сурового качка, как минимум - душку Ван Хельсинга, но уж никак не обычного парня_нос_картошкой_метр_с_кепкой. Хотя вот и сама она - блондинка-феечка эфемерной конституции тела, а как ловко мочит каждый день сгусток страха!
- Вы и правда Охотник На Монстров? - наконец, закончила она фразу.
- Это мой ник на форуме, - кивнул парень, - так и есть.
- А в жизни?
- Я не гоняюсь за подкроватными чудовищами и страшилами из шкафа, если вы об этом, - пожал Стас плечами.
- Почему же тогда? - голос дрогнул.
- Но я много знаю о них. В том числе - как справиться с тем, во что не верит большинство людей.
- Да, - усмехнулась Яна, - я тоже не верила никогда во всякую эту паранормальщину. Ровно до тех пор, пока не влипла собственноручно. Но вы не правы, незнание не помогает жить. Счастливо, по крайней мере. Стас, у меня маленький ребенок! И я не готова им пожертвовать.
- Понимаю, - кивнул Охотник, - но всё ещё не знаю, чем могу помочь.
- Скажите, это всё действительно существует? Не плод моего больного воображения?
Во рту пересохло, девушка сделала глоток остывшего кофе, сморщившись от количества сахара на дне.
- Существует, - кивнул Стас, - много чего в этом мире существует, что неподвластно разуму человека...
- Спасибо, - стало немного легче. - Тогда расскажите мне, с чем я столкнулась? Кто это и что ему нужно? Поведайте больше, чем написали на форуме, умоляю!
Она осеклась, боясь задать главный вопрос: можно ли раз и навсегда решить эту проблему? Она опасалась ответа, который мог в одночасье разбить её такую хрупкую, но такую желанную надежду.
- Хорошо. Не обещаю, что сообщу вам много нового, но, вероятно, что-нибудь всё-таки... Только сначала вопрос: как долго уже вы ему противостоите?
- Три месяца. С тех самых пор, как скончалась моя мама, оно поселилось в нашей квартире. Размером с очень крупную крысу, но абсолютно круглое, покрыто гладкой шерстью, плотное такое...
- Я знаю, знаю, - прервал Стас, глядя, как девушку передернуло, - оно всегда одинаковое.
- Перед смертью мамы эта тварь приснилась ей, примерно за месяц, - Яну было не остановить, рассказ полился, прорвав блокаду болью воспоминаний, - в кошмарном сне. В сновидении ей сказали, чтобы убила его поскорее, иначе кто-то погибнет. Мама не смогла. На следующую ночь во сне оно укусило...
Яна чуть не разрыдалась, смогла сдержать себя в руках только потому, что подошел официант с чашечкой кофе. Стас хотел было что-то сказать, но Яна жестом его остановила, и, как только разносчик удалился, продолжила уже спокойно:
- Мама заболела мгновенно. Она угасала быстро и никто из врачей не смог помочь. Через месяц мы потеряли её. А после похорон такой сон приснился мне. И в тот же день я увидела его наяву, обнаружила в обувной коробке в нашем шкафу. Точно такого же, как во сне. У меня тогда случилась истерика. Муж был на работе, сын в садике, дома больше никого. Я рыдала, сидя у шкафа, глядя, как слегка шевелится эта тугая масса зла... и никаких сомнений не оставалось на счет того, что я должна делать. И сделала это. Правда, возникло ощущение, что я сплю и всё это не по правде. Но потом, конечно, стало ясно, что реальнее нет ничего. А ночью мама пригрезилась мне и сказала, чтоб я не останавливалась, что спасать семью надо каждый божий день...иначе... иначе...
Снова не в силах справиться с эмоциями, Яна схватила пустую чашку, растерянно глянула в неё. Стас пододвинул свою, из которой девушка благодарно отхлебнула.
- И я не знаю, что это за создание, бред или явь, но моя жизнь отныне - одна полоса сплошного мучения. Стас, Вы представляете, что такое убивать голыми руками живое существо? Кем бы оно ни было. Убивать, ощущая его жажду жизни. Оно кричит, плачет, даже подергивается слегка. Я ненавижу его и, одновременно, жалею. Самая сильная ярость, с которой мне приходилось делать это - она не дала успокоения. Наоборот, словно гублю невинное существо. Но я всего лишь защищаюсь... Поэтому, прошу, скажите мне, как быть?
Стас сидел бледный, бесшумно барабаня пухлыми пальцами по столу. Из солнечного весельчака-подростка в одночасье превратился в серьезного хмурого мужчину.
- Сейчас я Вас расстрою, - наконец, выговорил он, - но я и в самом деле не знаю, как справиться с Колобком.
- С кем?
- Так я назвал это существо, для удобства. Я вообще классифицировал множество монстров - сновиденных и реальных.
Стас полез в карман ветровки, откуда-то из-под оленей извлек потрепанный пухлый коричневый блокнот.
- Сижу не только на магических форумах, но и в сообществе сновидцев, там тот же ник, кстати. Кощмары из снов тоже весомо способны влиять на реальную жизнь. Вот тут уже десять лет я веду записи, зарисовывая их. Сам нахожу, истории других людей копирую, фиксирую совпадения и, самое главное, сохраняю способы борьбы с ними. Иногда прихожу и убираю сам, но чаще советую как - и человек прекрасно справляется.
- И что с Колобком? - упавшим голосом произнесла Яна.
- По нему у меня нет методики, увы, - Охотник На Монстров аж вспотел от расстройства, - я знаю всего четыре человека, включая вас, Яна, которые с ним сталкивались. Двое умерли, один ежедневно сражается с его появлением, и вот Вы ещё. Правда, я ни разу не видел существо своими глазами, но сомневаюсь, что это что-то даст в моем исследовании...
- Ну, совсем не проблема, - вздохнула девушка, - могу показать.
- Правда? - он разулыбался во весь рот, словно речь шла о сюрпризе в коробочке.
- Да, только завтра. На сегодня лимит исчерпан.
Яна допила чужой кофе, заметила это, извинилась. Глянула на часы.
- Простите, надо бежать, скоро вернется муж, а у меня с обедом ещё конь не валялся... Стас, я оставлю вам адрес, приезжайте завтра прямо с утра пораньше к девяти. Мне трудно слишком долго находиться с... этим в одной квартире.
- Я приеду.


- Я вот тут подумал - вдруг сказал Стас, пока они шарили по комнатам в поисках Колобка, - а может, он не монстр в полном смысле этого слова? Предположим, некий механизм этого мира, регулирующий численность людей. Просто не все способны видеть такое проявление, вообще чувствовать его наличие, когда он появляется и живет в одной семье, провоцируя заболевание. Так и складывается так называемая "наследственность" - когда родственники один за другим умирают от одного диагноза. Что скажете?
- Не знаю, - Яна яростно сдула челку с лица, переворачивая диванные подушки, мечтая и обмирая от страха одновременно, поминутно ожидая увидеть эту тварь, - но теория интересная... Стас, давай уже "на ты", мы же в спальне у меня роемся, теперь не чужие друг другу люди.
Стас улыбнулся, кивнул застенчиво и вздохнул:
- Это как бы снимает ответственность с человека за его взгляды на мир и поведение, которые якобы приводят к тем или иным болезням. Но если взглянуть с другой стороны - может именно это мировоззрение и притягивает монстров, подобных Колобку. Он не один такой, есть ещё подкроватные, шкафные и прочие, но те не так быстро обрекают на смерть. Да и справиться с ними легко. У тебя, кстати, нет таких? Что ребенок говорит?
Это он увидел детскую кроватку Сережки.
- Ребенок не жаловался. У него вообще нет никаких фобий, проблем со сном и прочих детских неврозов. Так что сдвинувшейся крышей мамы в семье достаточно.
Яна устало присела на распотрошенный диван. И сразу вспомнила.
- Кстати, я почти два месяца даже записи вела, рисовала карту передвижения Колобка по квартире, пыталась определить закономерность, что ли, появлений. Чтоб следующее предсказать...
- И как?
- Впустую. Это рэндом, Стас. Никакой системы. Хаотичный выбор места. Никакого смысла и толка... хотя здорово помогло бы мне сэкономить время утренних поисков.
- Про карту я не подумал, интересный подход, - восхитился Стас.
Они ещё с полчаса в четыре руки наводили беспорядок, прежде чем объект был обнаружен. Серый противный Колобок подрагивал тугой массой под ванной. Высветил его фонариком Стас, покискал на всякий случай, но прибежавшая Яна с отвращением поставила перед фактом находки.
Прицокивая языком, Охотник извлек жертву на свет. Колобок моментально "забеспокоился", принялся испускать ультразвук в щекочущем нервы диапазоне, слегка ворочаться.
- И где у нас мордочка, где хвостик... - приговаривал Стас-маньяк, поворачивая животину.
- Черт! - выругалась Яна и ушла на кухню.
Невыносимо было видеть эти сюсюканья. Ей его ещё убивать. А руки уже трясутся. Хорошо хоть на этот раз не в продуктах. Как-то обнаружила мерзость в запаянном наглухо тридцатикилограммовом мешке с мукой - про запас - выкинула всю. Муж ругался, едва поверил в жучков-червячков, что там завелись, ездил, ругался с продавцом...
- Яна, оно совершенно уникальное, - Стас вышел из ванны, вытирая ополоснутые руки, - нет ничего, кроме сплошного меха, скользкого, гладкого. Я срисовал и закатил под ванну пока.
Яна молчала. Надо идти, сделать это. А сил нет. Тем более, при ком-то. Да ещё при Охотнике На Монстров. Какая ирония, что он не может помочь, сделать всё за неё.
- Послушай, - парень присел рядом за стол, взъерошил рыжую шевелюру, - в снах взаимодействие с монстрами целиком и полностью основано на страхе. Он питает кошмары и кормит чудовищ. Там просто и легко, стоит осознать себя и пойти навстречу химерам без ужаса внутри, лучше даже с азартом. Тогда они, как правило, исчезают. Если же убегать или бороться - попросту теряешь силы и приходишь к измождению. А вдруг здесь законы почти те же?
- То есть, мне бороться с ним, по закону снов, бесполезно?
- Ну, ты же видишь, сегодня победа, а завтра всё сначала, - кивнул Стас.
- Прикол в том, что реальность серьезнее снов: или я его, или он меня, - усмехнулась Яна.
- Не факт, не факт... А что если... - Стас задумался, - ну, попробовать... а вдруг...
- Готова на всё, если это поможет мне больше не притрагиваться к этому... - прошептала девушка с мольбой.
- Расскажу один сон. В детстве меня мучила череда кошмаров, всегда одно и то же: я прятался в ванной, а по всей квартире, в темноте кто-то бродил. Я точно знал, что кроме меня никого из семьи нет дома. Но слышал шаги, звуки, видел в темноте мелькающий силуэт. И боялся до ужаса, до крика. Просыпался в истерике, вымотанный донельзя. Этот монстр поселился и обосновался в моих снах плотно. Длилось безумие несколько лет. Пока я не решился. Ну, вот правда, однажды мне просто надоело прятаться! Нервы не выдержали, сколько можно, будь что будет! И я вышел из ванной, смело шагнул в прихожую с криком: "Кто там прячется, ну-ка иди сюда!" В темноте под вешалкой я обнаружил мужскую фигуру, кинулся к ней, как одержимый. Схватил этого мужика, сгреб в объятиях и, как ребенок, верящий в то, что всё в мире дружелюбно и безопасно, принялся шептать ему на ухо, что хочу с ним дружить, что он мне нравится, что я даже люблю его, вот как!.. - Стас раскраснелся, смущенно улыбаясь, - И в тот же момент монстр из сна будто оторопел, принялся вырываться. Ага, он просто весь сжался и пытался выскользнуть из моих рук, он хотел убежать! Но я держал крепко, прямо какой-то азартный порыв безумца, которому уже нечего терять, меня обуял, не иначе. Даже чмокнул его в щеку пару раз. И вот в тот момент, когда понял, что страха больше нет, что я сильнее, всё закончилось: в темной прихожей стало светло, а в объятиях я сжимал огромного плюшевого медвежонка! Проснулся со смехом. И с той ночи ни разу, ни полразика, мне не снился больше блуждающий во тьме мужской силуэт. Потом неоднократно, когда получалось осознать себя в снах, справлялся и с другими монстрами аналогичным способом. Некоторые даже приобретали вполне позитивный вид и соглашались дружить.
- Так то во сне! - воскликнула Яна, слегка разочарованная, - там всё легко, любая трансформация страха на "ура" идет. К тому же, какое отношение имеет твой опыт к моему, если мой ночной ужас сумел материализоваться в реальности?
- Когда умерла твоя мама, ты испугалась? Допустила в голову мысль о том, что теперь тоже в зоне риска по этому заболеванию?
- Конечно, - пожала девушка плечами, - да и все вокруг стали твердить об этом, мол, проверяйся регулярно обязательно, раз такая наследственность! Я прямо в какие-то пучины мнительности погрузилась тогда.
- Вот видишь! - подскочил Стас, - моя теория работает! Самое время проверить методы уничтожения или трансформации, как получится. Ян, ну чего ты теряешь? Наоборот, в выгодном положении находишься по сравнению со снами. Там ещё умудриться осознать себя надо, а тут всё как на блюдечке. И можно попробовать прервать эту цепочку мучительной борьбы с агрессией, которая сдерживает монстра лишь на день. Есть шанс решить проблему раз и навсегда.
- Если во снах получается, то может и наяву, хочешь сказать?
- Именно!
Глаза девушки заблестели.
- Все философы мира твердят зря, что ли, что любовь есть величайшая сила против любого зла? - разошелся Стас, - а у нас такая блестящая возможность проверить сии постулаты. Будешь потом со знанием дела вещать о них, если дело выгорит! И другим сможем помочь.
- И ты повысишь свою квалификацию Охотника На Монстров, - улыбнулась Яна.
- Не без этого, - приосанился Стас.
- Но пока рано делить шкуру неубитого медведя, - девушка покосилась в сторону ванной, - сначала надо воплотить. Объект любви, что должна во мне вспыхнуть в ближайшее время, противен до крайности... как себе внушить обратное?
- Смотри, Колобок, неважно кем испеченный, возможно, болезнью, в своем роде тоже жертва. Ему приходится каждый день умирать в муках и страдании, поэтому и пищит. Неизвестно кому из вас хуже, при таком раскладе.
- Угу, и потом он меня съест, пожалей я бедняжечку!
- А если это не он, а твой страх смерти, твоя вера в болезнь? Что если они стоят в основе его возникновения.
- Кстати да, - припомнила Яна, - мама очень боялась рака, даже когда была ещё здорова. Её подруга умерла от того же и...
- И по цепочке переслала страх дальше, - закончил Стас.
Яна хлопнула в ладоши. Подскочила лихорадочно, ловя мысль.
- А мы добровольно принимаем правила этой злой игры и вовлекаем в неё новых и новых игроков, выбывая, передаем следующему...
- С языка сняла, - кивнул Охотник.
Достал блокнот, принялся стенографировать.
- Бедняжечка... - и сейчас это прозвучало без сарказма, Яна глянула в сторону ванной комнаты почти с сочувствием, - если это так, то я могу помочь не только себе и другим, но и этому малышу.
- Видишь, у тебя уже получается! - подбодрил Стас, - вперед!
- И кто из нас Охотник, - пробурчала Яна, но поднялась и пошла, навстречу своему страху.

Она двигалась, шаг за шагом, размышляя о том, как сейчас будет действовать и что делать. Сможет ли прикоснуться к тому, что зверски расчленяла (изнутри поднялось легким облачком чувство вины)? Главное - не допускать страха! Иначе всё сначала...
Перешагнула порог, постояла немного, взращивая в себе чувство тепла и доверия, ощущение ответственности за причинение вреда себе и непонятному явлению, похожему на крыску. Опустилась на колени, заглянула под стальное нутро ванны, глянула меж его чугунных ножек.
Колобок был там, замер, не испускал звуков, казалось, не дышал. Он словно прислушивался, всем телом, ловил её внутренние переживания. Похожий на круглый спрессованный ком шерсти, закатившийся в темноту. Или на котенка, свернувшегося клубком.
Протянула руку и сразу же отдернула, сердце бешено заколотилось, в глазах потемнело.
- Так.. тихо, - Яна перевела дух, - спокойно... он так же безобиден. И тоже напуган. Наверное... Раз Стас брал, значит, и я смогу.
Она аккуратно, закусив губу, коснулась серого бока. Чуть смелее второй рукой. Трясущими пальцами зажала плотное тельце и волоком извлекла наружу. От яркого света тот словно вздрогнул, как от спазма. Но не пискнул.
Уже смелее Яна взяла "мячик" в ладони.
- А не такой уж ты и страшный, - прошептала она, срывающимся голосом, - даже наоборот.
Пришелец молчал, но возникло чувство, будто он прильнул к ней, к коже, к душе. Впитывал каждое её слово, каждый удар сердца.
Яна осторожно погладила шерстку, ещё и ещё.
- Милый... - вздохнула, - какой же ты славный. Я хочу подружиться с тобой. Скорее всего ты моя часть, та, которую я прятала глубоко и от которой пряталась. Ты - мой страх, правда?
Колобок коротко пискнул. Но теперь этот звук не вызвал раздражения или злости. Напротив - волну умиления.
- Прости меня, малыш, - на глаза набежали слезы, - столько тебя терзала. Себя терзала. С собой и боролась.... Если это фигня на постном масле и наша теория глупа, всё равно, кто бы ты ни был, даже если подбирающаяся болезнь - не могу я больше бояться и сопротивляться. А полюбить тебя такого, пожалуй, легко смогла бы. Живой ведь... А зло живым не бывает! Оно мертвое, холодное... а ты теплый.
Она могла поклясться, что ощущала ладонями тонкие лучики тепла, неравномерные, но пробивающиеся к её коже.
- Спасибо тебе, что появился, - неожиданно для самой себя вдруг произнесла Яна, - иначе бы я так и не узнала... не поняла некоторых вещей.
На кухне скрипнул стул, а через пару секунд девушка почувствовала за спиной Стаса. Он стоял в сторонке и молча наблюдал. Пусть, решила Яна, смотрит и запоминает. Ему это пригодится в любом случае.
- И я отпускаю тебя с миром, - продолжила она нежно, наслаждаясь ощущением в руках.
Колобок становился всё теплее и легче, будто вес покидал его с каждой секундой. Серая шерстка седела-бледнела на глазах, превращаясь в пепельно-сияющую. Яна с замиранием сердца следила за метаморфозами. А через несколько мгновений она уже держала в руках маленький серебристый шар, невесомый, лучащийся в разные стороны.
Повинуясь порыву его обнять, девушка прижала бывшего Колобка к груди, закрыла глаза. Дальше за них обоих смотрел Охотник На Монстров. Он видел, как вспыхнул шар, как мягко вошел в грудь девушки. Как она в тот же миг засмеялась и заплакала одновременно, прижимая к груди теперь уже пустые ладони. Он понял, поймал то чувство безмятежного облегчения, что охватило Яну. Словно всё встало на свои места. Это было точь-в-точь то же самое ощущение, которое сам неоднократно переживал в снах, побеждая очередного монстра.

- Жаль сфоткать не успел, не сообразил, - почесал затылок Стас, когда они, спустя десять минут, пили на кухне чай с печеньем, - выглядело это феерично!
- И ощущалось тоже, - глаза Яны сияли, - эх, я давно не чувствовала себя так хорошо, настолько счастливо!
- Психолог сказал бы, что ты приняла его страх, и он исчез, высвободив и вернув тебе твою энергию. Не смейся, я много чего читал на эту тему.
Но они уже хохотали вдвоем.
- Теперь ты просто обязан идти по стезе Охотника, - отдышавшись, назидательно погрозила пальцем Яна, - а я буду тебя рекомендовать друзьям и знакомым. Среди них такие трусы встречаются!
А потом на секунду посерьезнела:
- Думаешь, оно больше не вернется?
- А ты боишься?
- Нет.
- Значит, не вернется, - уверенно, стараясь казаться серьезным, заявил Стас, брызгая веснушками при каждом приступе хохота, - а если что, звони мне, ещё что-нибудь придумаем...
Они сидели, пили обжигающий чай, шутили и смеялись, как дети, ловя хрупкость момента восторженной беспечности. И никто сейчас во всем мире не понимал лучше них, как опасен и разрушителен страх и как прекрасна любовь, а в целом - они две стороны одной и той же энергии. Как повернуть, на что посмотреть, то и получишь.
29-04-2016, 21:54 by TalishaПросмотров: 2 317Комментарии: 1
+2

Ключевые слова: Страх Колобок существо Охотник авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: ELEMAT
1 мая 2016 08:42
0
Группа: Посетители
Репутация: (2389|0)
Публикаций: 22
Комментариев: 1 879
Рассказ просто великолепен!
Сколько переживаний, сколько эмоций... Я с самого начала мысленно советовала ГГ поступить по-иному - перестать бояться Колобка, попытаться с ним подружиться. Так и вышло!
Конечно, это творческая история, но ведь и на самом деле так получается. Это я про осознанные сны. Мне, слава Богу, ТАМ монстры не попадались, страха нет. А вот один знакомый, взрослый мужик, физик по профессии, уже сколько лет бегает от трёх (!!) страшилищ. И сил остановиться и посмотреть в глаза своему страху у него, увы, нет. А жаль.
За историю ПЛЮСИЩЕ +
     
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.