Бешеная

Вы, наверное, знаете, что москвичи, у которых нет своей дачи, часто её снимают на лето. Вот я и хотел на лето арендовать ухоженный дом в хорошем месте и отправить туда семью. А у меня жена и сын. Тогда сыну было шесть лет. Следующий год должен был быть у него ответственным – последний год в детском саду, подготовка к школе. С женой мы договорились, что она возьмёт отпуск за свой счёт, и всё лето они с сыном проведут на даче. Я полез в Интернет и в одном из сообществ в соцсети нашёл отличное место – большой и чистый деревенский дом в Калужской области, у реки, рядом с лесом, коммуникации, все дела.

Цена была не сказать, чтоб низкой, но приемлемой. По телефону я договорился с хозяином, отпросился на работе на денёк и двинул туда – пока один, чтобы всё подготовить к приезду жены и ребёнка. Сказать, что я был рад тому, что увидел по приезду – ничего не сказать. Я был просто счастлив. Дом был хорош – в том старинном деревенском стиле, который так греет душу, когда живешь в городе и вокруг одни бетонные коробки. Всякие крашеные изразцы и всё такое прочее. Меня всё устроило, я расплатился с хозяином, выспросил у него, где что – как баню топить, где мангал можно разжечь, чтобы шашлыки пожарить. Тот уехал, а я остался, чтобы прибраться, разложить вещи, которые я привёз с собой, а наутро собирался ехать за женой с сыном.

Скажу, что мне ещё понравилось в отношении этого дома – он стоял в самой что ни на есть настоящей деревне. Правда вокруг, насколько я успел заметить, были одни старики и старухи, видимо, прожившие здесь всю жизнь. Молодежь, которая здесь когда-то была, похоже, разъехалась в города. Мне показалось немного странным, что я не увидел во дворах детей – ведь всё-таки лето, и на каникулы их могли бы отправлять к бабушкам и дедушкам, но я не придал этому значения, так как сейчас полно вариантов для отдыха.

И вот, я раскидал вещи и пошёл разведать, где речка. Пройти надо было всего лишь километра полтора, что я и сделал и здорово искупался в прохладной воде перед самым закатом солнца. Просохнув, я возвращался уже в сумерках, как вдруг навстречу мне вышла молодая женщина почему-то в одной ночной рубашке. На плечах у неё было пустое коромысло – без вёдер. Волосы были растрёпаны, а взгляд такой, что по спине у меня пробежал холодок.

Это вообще было дико. Она напоминала привидение. Лицо измождённое и бледное – под цвет ночной рубашки. Будто мертвец в саване. Ещё и это коромысло… Какое в наше время коромысло?.. Да к тому же без вёдер. Что за бред?! Я кивнул ей, но она не ответила, и я пошёл дальше, стараясь не оглядываться на неё. У соседнего дома на завалинке сидел местный дед, и я спросил у него – что за странная девица. Он совершенно некстати заулыбался беззубым ртом:
- А-а, познакомились? Это наша Ленка…Ленка Бешеная. Так мы её кличем.

Старик поднял свою «клешню» и указал на её дом. Он был на противоположной стороне улице от моей дачи. Старика поведал мне, что несколько лет назад Лена, как и все молодые люди из этих мест, ездила в Москву устраиваться на работу, но там её кто-то «обидел», она уволилась, вернулась сюда, и тут-то у неё и поехала крыша. Как раз в этот момент из дома вышла Лена, на этот раз в руках у неё было ведро с водой. Из него она – как будто так и надо – стала поливать сложенные во дворе поленья, предназначенные для растопки печи или для костра.

Дед, видя моё замешательство, стал будто успокаивать меня, уверяя, что она хоть и с придурью, но безобидная, если её не трогать.

Я попрощался с ним и ушёл к себе. Окончательно стемнело. Одному в доме делать нечего, кроме как спать. Я достал бельё, расстелил постель и перед сном вышел покурить. Старики в округе, очевидно, ложились рано. Во всех домах свет уже погас, и только в доме Лены он горел в одной из комнат. Я закурил сигарету и невзначай стал наблюдать за окном через дорогу. Оно было без занавесок, и я видел женщину как на ладони. Она просто стояла в своей белой ночной рубашке и всё. Такого странного стояния прошло, наверное, минуты две, а затем она направилась в соседнюю комнату, погасив свет в этой.

В другой комнате она зажгла лампу. Постояла там секунд десять и вышла на застеклённую веранду, предварительно погасив свет во второй комнате. Включила свет на веранде, постояла там совсем чуть-чуть, потушила свет и вернулась в комнату. Зажгла в ней свет, опять постояла секунд десять, выключила лампу и переместилась в комнату, где была с самого начала. Включила свет, постояла, выключила, перешла в соседнюю комнату. И далее по кругу.

Это было полнейшим безумием, но я следил за ней как завороженный, даже позабыв про сигарету. Вот она нажимает выключатель, и свет в комнате горит. Потом свет зажигается в другой комнате. И она стоит у выключателя. Всё повторяется снова. Вроде бы по сути своей обычные действия, но их бессмысленность рождала во мне ощущение тревоги, и в то же время я не мог не смотреть. Женщина выключает свет. Потом зажигает свет в другой комнате. Стоит. Выключает свет. Зажигает в другой комнате. Стоит. Выключает свет. Зажигается в другой комнате… И вдруг… Как это понимать?! Свет зажёгся, но в комнате у выключателя никого! Я уставился на окно, но в доме не было ни одной живой души.

Тут лампа выключилась сама собой, единственный источник света, в который я так долго всматривался, погас, и я очутился в кромешном мраке. Через несколько метров от меня истошно залаяла дворовая собака, нечто зашуршало в кустах, и я, едва ли не откладывая кирпичи, забежал к себе в дом и запер дверь на засов. Оказавшись внутри, я отдышался и постарался взять себя в руки. Выпил немного коньяка, который захватил с собой, лёг в постель и почитал полчаса книгу, тоже привезённую из Москвы. Но нормально читать не получилось, я не мог сосредоточиться, всё это время отвлекался и прислушивался, пытаясь уловить посторонние шумы, – на улице было тихо, только стрекотали кузнечики, я потушил свет и стал силиться уснуть.

Без света мои органы слуха обострились, и мне стало казаться, что в доме не так уж и нормально, как я себя убеждал при горящем светильнике. Я услышал омерзительное царапанье по стеклу. Медленно, и – не буду скрывать – дрожа от страха, я подкрался к окну. Выглянул. Никого. Но когда я перевёл взгляд под окно, то увидел у самой земли эту сидящую тварь. А как ещё её назвать? На ней была одна ночная рубашка. Её бледное, как смерть, лицо жалобно смотрело на меня, но не своими глазами. Из наполненных слизью чёрных глазниц валились серые черви…

Я отшатнулся назад и начал судорожно нащупывать электрический выключатель. Наконец, я нашёл его. Щёлкнул. Снова и снова. Но с первым щелчком выключателя вместо света в мою комнату переместилась она. Тварь сидела в той же жалобной позе на коленях около окна, но уже внутри моего дома, и черви валились ко мне на пол. Ползли по деревянному настилу в мою кровать. В голове у меня всё помутилось. Я не знал, что делаю и зачем. Схватил табурет, стоящий тут же, и ударил им существо. Оно повалилось, и не знаю, откуда у меня взялась смелость, но я принялся бить его ногами.

Втаптывал тварь в пол, пока не попал по черепу. Он проломился, и из него не потекла густая чёрная жидкость. Череп развалился, как гнилушка. Я не ожидал такого и поскользнулся на растекшейся гадкой кашице. Больше я ничего не помню, потому что упал и, ударившись об угол кровати, потерял сознание. Очнулся я утром. Никаких следов вчерашнего сражения с существом в доме не было. Я быстро собрался и, стараясь гнать из головы любую мысль о чем бы то ни было, бросился прочь отсюда в Москву.

Жене я наврал, что дом оказался в плохом состоянии, и купил ей с ребёнком путёвку в Турцию. Они отдохнули и загорели, и сын со свежими силами пошёл в детский сад в подготовительную группу. Больших трудов мне стоило стереть из памяти воспоминания о той ночи. Я ударился в работу, как сумасшедший, чтобы не было и секунды на дурацкие мысли. Как вдруг сын заболел. Однажды жене позвонили из садика и попросили забрать ребёнка, у которого резко поднялась температура, начали бить судороги. Диагноз поставить долго не удавалось. Его положили в больницу, стали подозревать эпилепсию.

Жена сутками сидела рядом с ним, а поскольку я не мог из-за занятости на работе навещать его часто, то она, чтобы я бодрился, развесила по стенкам нашей квартиры разные детсадовские фотографии с сыном. Один из снимков я, к своему удивлению, никогда не видел – похоже, он был совсем свежий. Это был групповое фото – в полном составе группа нашего мальчика и он сам со своими воспитателями. Когда я всмотрелся в фотографию, то словно почувствовал, как мигом поседели мои волосы.

Позже в саду мне объяснили, что эту воспитательницу будто бы сильно обидел кто-то из родителей, о чём она сказала перед тем, как уволиться. Но тогда, разглядывая групповое фото, висевшее на стене моей квартиры, я указал на женщину на фотографии и, проглотив ком в горле, лишь выдавил из себя:
- Кто это?
- Это? – переспросила жена. – Новая воспитательница в этом году была. Забыла отчество. Елена… Елена какая-то.

Автор: VURDALACH.
Источник.

Новость отредактировал LjoljaBastet - 13-04-2016, 08:59
13-04-2016, 08:59 by TiamatПросмотров: 2 531Комментарии: 2
+6

Ключевые слова: Дом дача деревня нечто болезнь

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Одноглазый Снайпер
13 апреля 2016 16:56
+1
Группа: Посетители
Репутация: (719|0)
Публикаций: 1
Комментариев: 140
необычный сюжет . Плюс!
#2 написал: Winnie-the-Pooh
13 апреля 2016 19:11
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (2830|-1)
Публикаций: 33
Комментариев: 9 401
Ну, что-то в этом определенно есть. Только вот так я и не понял, кто же обидел эту Елену. Намек на то, что этим обидчиком и был главный герой? Плюс ставлю за фокус с выключателем и перемещением автора!
               
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.