Живущий в башне

В черных сотах окон видна непостижимая тревога, когда темнота опускается на город, словно липкое одеяло. Ты смотришь на каждое из них, переводя взгляд, сжимая кружку с холодным, испитым чаем. В стекле этого окна угадывается силуэт гитары, в другом – развешены белые шторы, а на их фоне темнеет лампа. Рамы третьего старые, треснувшие, с пожелтевшей от времени краской, а вот то крайнее – вообще без штор, и лишь по открытой форточке можно догадаться, что в этой квартире кто то живет.
Но рядом с безжизненными черными прямоугольниками есть островки спокойствия – освещенные окна, полные света, словно жизни. Вот кто-то смотрит телевизор, читает книгу у ночника, на кухне ведут беседу двое друзей, стукая в рюмочки, а на четвертом этаже – старушка курит в окно, вглядываясь в мой открытый балкон.

Под ногами (а я смотрю с верхнего этажа) темнеют летние тропинки пустыря, упираясь в просторные освещенные улицы. На трубе теплотрассы подростки пьют пиво и пробуют играть «Гражданскую оборону». Душный, затхлый вечер уступает ночной прохладе, вереницы мотыльков слетаются к работающим лампочкам столбов. Редкий прохожий неторопливо выгуливает собаку, докуривая очередную сигарету.

Я допиваю чай и сажусь на старенький, покосившийся от времени, табурет. Мои мысли уходят далеко. В глубины разума, где они роятся, словно потревоженные осы, перебивая одна другую и не давая сосредоточится. Я закрываю глаза, и только кот, до этого надменно игнорировавший меня как близкое существо, запрыгивает на колени, и мелодично разбавляет звуки ночи своим мурлыканьем…

В тот поздний вечер я не хотел выходить из дома. Важных дел не было, так, мелочи: дочитать книгу, досмотреть фильм, дослушать новый альбом и при этом лечь спать хотя бы не в пять утра. Но я знал, что он позвонит. Человек, которому скучно по ночам сидеть дома, да и вообще дома он сидеть не любил. Андрей Хтон, а это был именно он, ждал, когда же я пойду с ним по очередным злачным местам.

С ним мы познакомились на практике по продажам, разговорились про разные мистические темы. Андрей отличался небольшим ростом, крайне развитой мускулатурой и живым умом. При этом основной его страстью было ходить по заброшенным постройкам и делать фотографии, которые он, впрочем, никуда не выкладывал. Сказал лишь только, что это хобби, и оно крайне личное. А почему Хтон? Играет в Warhammer за космодесант хаоса в настольном издании, отсюда и прозвище.

Вчера он позвонил мне, и сказал, что как только он приедет из Санкт–Петербурга, он хочет позвать меня в «крайне интересное место». По мнению Андрея, таким местом мог считаться заколоченный дом, закрытый военный госпиталь или, на худой конец, старая заброшенная водонапорная башня. В этот раз он выбрал заброшенную усадьбу купцов В., о которой недавно прочитал в краеведческом блоге. Хорошо, хоть что машина у него была своя. Пару раз мы уже ездили на «объекты», делали фото, а потом ужинали в придорожном кафе. Что-что, а в оптимизме Андрею не откажешь, да и человек он не робкого десятка.

К поездке я подготовился заблаговременно: взял небольшой нож, спички, соль, плащ-дождевик, термос с кофе и с десяток шоколадных батончиков. Хтон еще шутил по этому поводу: мол, как в поход, а мы на три – четыре часа едем. На что я возразил – на три, на четыре, какая разница? А заблудимся если, тогда что? А так, попить-покушать есть, плюс самое необходимое. Ну а он только посмеивался.

Сидя в машине, думаю – что за резон ехать в 12 ночи в какую то неведомую даль? Боялся ли я? Отнюдь. Андрея я хорошо знаю, не первый год, хотя ночью мы едем в первый раз. Фото делали с аппаратурой, подсветкой, другими приспособлениями. Спрашивал я его, к чему такая подготовка, если ты для себя их только делаешь? А он опять смеется, на конкурс, говорит, понесу, фотографов.

Выехали из города. Погода отличная, тепло, машин нет практически. Пахнет скошенной травой, росой, лугами. Окна прикрыли немного, что бы ночные комары поменьше залетали. Ехать то было не сильно долго – час, может быть, чуть больше. Смотрю в окна, а там пролетает деревенька за деревенькой, изредка камушек щелкнет по кузову. Снаружи не сильно темно – конец июня еще все-таки. Андрей включил «Короля и Шута», едем, подпеваем. Навигатор настырно бормочет свои «сто метров направо», зеленой полосой уводя машину все глубже и глубже в лесную глушь. «Кофейку?» - предлагаю, - «Да, нафиг» - отвечает Андрей – «Меня с него только в сон еще больше тянет».

Спустя полтора альбома «КиШа» начинаем приближаться к нашей цели. Заглянули на заправку, и, свернув у проселочной дороги, въехали в лес. Видно, что дорога широкая, наезженная. Значит, пользуется популярностью у местных. Ветки неугомонно хлещут по стеклам, а в салон залетает то жук, то листья. Внутри леса – заметно темнее, а пройденная пустынная дорога кажется теперь солнечной тропой.

Старенький уазик остановился на поляне, и мы вышли, разминая затекшие ноги. Я умыл лицо водой из фляжки и только потом увидел, что до усадьбы то было рукой подать. Андрей уже доставал из багажника свои лампы, заботливо упакованные в водонепроницаемые чехлы. Мы решили поставить две по краям поляны, и еще две рядом с усадьбой.

«Усадьбой» это здание можно было назвать с большой натяжкой. Небольшой кирпичный двухэтажный дом с осыпавшимися стенами и пристройкой – башней, которая возвышалась над ним. Башня была высотой около десяти метров, и придавала угрюмой постройке толику величия. Четыре колонны, украшающие вход, лопнули и осыпались битым кирпичом. Стены были обшарпаны, а пустые окна казались в лунном свете проходом в потусторонний мир. Заросли сорной травы заботливо обвили фундамент, а вьюн, словно последнее украшение заброшенного дома, щедро затянул стены своими ветвями. Разбитый фонтан недалеко от входа все так же сочился водой – возможно, его делали из артезианской скважины. В его мутных водах поблескивали монетки – видимо, люди посчитали его «колодцем, исполняющим желания».

Венчавшая строение башня цеплялась своим шпилем с чудом сохранившимся флюгером за луну. Казалось, что башня свежа и прочна, но подойдя поближе, мы поняли, что ее стены были сделаны не из кирпича, а из бетона. Местами он треснул, обнажив вены старых арматур, то там, то тут белели куски фигурной плитки, напоминавшие о былом величии строения. Внутри можно было разобрать очертания винтовой лестницы, но насколько она крепка – было совершенно не ясно.

Андрей неторопливо вынес аккумулятор и лампы из машины и начал их расставлять на подходе к зданию. Я стоял рядом и пил кофе из термоса, рассматривая причудливую архитектуру. Пока постройка была в темноте, казалось, что вот-вот зажгутся огни в окнах, может быть раздастся негромкая музыка изнутри, а кто-то из прислуги выйдет на крыльцо закурить трубку. Но Хтон щелкнул выключателем, и бледные лампы осветили разрушенные стены, такие, в которых могли ютиться лишь призраки. Шпиль башни все так же утопал в тенях, не желая выходить на свет.

Странно. В какой-то момент мне показалось, что я уловил движение на первом этаже. Небольшое напряжение нарастало внутри, но потом я выдохнул: скорее всего, это была косуля, которая просто проходила мимо. Даже рога удалось рассмотреть, они здесь не редкость. Я предупредил Андрея о животном, но он только отмахнулся – следовало расставить еще 4 лампы внутри дома. Пока он возился с техникой, я глотнул еще кофе.
Ночь заканчивала нарастать, приближаясь к своему апогею. Невероятно яркие звезды освещали небесную твердь. Лес шумел листвой деревьев, пел птицами, звенел падающими ветками, и жил кажется, какой то отдельной жизнью.… Вот, кажется, еще одна косуля пробежала, или мне кажется? Не скорее уже это олень, в высоту он все-таки больше. Или это…что? Я протер глаза, но странная фигура, кажется, уже удалилась в лес. Андрей тем временем позвал меня зайти в дом.
Домом эти стены можно было назвать с большой натяжкой. Они сохранились, но обваливались. Все, что могли растащить, было растащено: остались только стены, треснувший пол из бетона, да лестница, ведущая на второй этаж. Мы осторожно поднялись по ней с фонариком, однако, дальше не пошли – пол был весь в дырах. Рядом располагался переход к башне. Винтовая лестница казалась достаточно крепкой, даже удивительно, что ее никто не спилил. Андрей взял фонарик и медленно поднялся, проверяя каждую ступень. Добравшись до верха, он негромко вскрикнул от удивления и позвал меня.

Каждый шаг по лестнице отдавался дрожью под ногами. Не так много витков, всего пять, но быстро по ней не подняться, учитывая то, что перила разваливались от времени. Меня насторожил липкий, затхлый запах, начинавшийся ближе к вершине. Здесь сохранилось два мозаичных окна, и свет сквозь них причудливо уходил вниз. Ступеньки стали мокрые, от какой-то жижи – видимо, тут селились птицы. Но поднявшись до конца, я понял, что от птиц столько грязи быть не могло. Андрей невозмутимо фотографировал самое настоящее лежбище – огромное, размером почти во весь пол башни. Пол был застелен сухой травой, ветками, и, кажется, обрывками тряпья. Среди мусора белели кости – начисто обглоданные, перемешаны, сложены аккуратной горкой в центре. Хтон мне подмигнул, и, кажется, даже обрадовался. В лунном свете его ухмылка выглядела зловеще. Я достал из кармана нож, и стал потихоньку спускаться вниз, но в этот момент снизу раздались звуки борьбы, негромкий крик раненного животного, и удар. Я видел, как свет от ламп, стоящих на земле, погас.

Холодная рука легла мне на плечо, я вздрогнул, но Хтон тихим проговорил «Не шуми, осторожно спускайся». На этот момент я не знал, от кого больше опасности – от человека позади меня, или от того шума, что я слышал внизу. Чем ниже мы спускались, тем тише становились звуки борьбы. Теперь было слышно сухой чавкающий звук и тихое гортанно порыкивание. Я замер у края лестницы, но Андрей нетерпеливо подтолкнул меня сзади.

С левого края от башни на земле лежала косуля, точнее то, что от нее осталось. Брюхо было разорвано, а содержимое растекалось по земле красными кусками. Голова была оторвана и валялась в четырех метрах от тела. Тело было прижато сверху массивной тушей непонятного мне монстра, словно из ночных кошмаров.
Огромная баранья голова венчалась четырьмя острыми рогами, загибающимися в причудливые формы. Четыре красных, светящихся глаза без зрачков были глубоко посажены в череп. Два смотрели на нас, два на окровавленную тушу. Жесткие, увенчанные треугольными зубами челюсти расходились как жвалы паука, неторопливо отдирая мясо с розовых костей. Он вгрызался в плоть, словно в масло. Мощное, мускулистое тело с четырьмя конечностями, увенчанными копытами, прижимало то, что осталось от оленя к земле. Тварь была огромна – если бы она встала во весь рост, то, кажется, достала бы до середины башни своими рогами.
Она издавала звуки, похожие на ультразвук, что воспроизводят киты. Мне казалось, что мы стоим перед ним целую вечность, хотя, прошли всего считанные мгновения. Кажется, оно не обращала на нас особого внимания. По крайней мере, страха оно точно не испытывало. Хтон тихонько взял меня за руку и потащил к машине. Тварь все так же, урча, ела, методично отрывая плоть от костей. Нам же удалось дойти до машины, не привлекая к себе еще больше внимания. Андрей завел ее с первого раза, и вот тут ночная тварь стала проявлять недовольство: она оторвалась от своей трапезы и встала. Изо рта текла кровавая слюна, а челюсти сжались в замок.

Хтон врубил вторую передачу, и мы помчались прочь от проклятого места. Под ногами щелкнули подставки для фонарей, а камера так и осталась лежать на лестнице. Рядом с моим разбитым термосом. Как ни странно, никто не пробовал нас преследовать – похоже, существо хотело, чтобы просто покинули его территорию. Мы мчались по трассе, небо светлело, а я засыпал, как ни странно, уткнувшись в кресло. Когда я проснулся, было уже светло, мы въехали в город Н. С лица Андрея, кажется, так и не спадала странная улыбка…

Мы молча пили кофе в круглосуточном кафе. Мне казалось, что я не в себе, а спросить у Андрея, что же это было, я не решался. Сизый туман начинал расползаться по улице – утро обещало быть туманным. Хтон не спеша докурил сигарету и, наконец, заговорил:
- Ты знаешь, а ведь это самый счастливый день в моей жизни. Почему? Когда мне было 10 лет, я убегал от скелета, который проходил выше деревьев. Когда исполнилось 12, мы с друзьями наткнулись на заброшенную баню в лесу, в которой я видел, как человеческая рука закрывает заслонку в печи. В 17 пил пиво с незнакомыми мужиками в деревне, а у одного из них была пепельница – говорящий череп. Я думал, что весь мир полон мистических открытий, но после того, как мне исполнилось двадцать, мне перестали попадаться чудеса на каждом шагу. Жизнь стала серой и скучной – работа в офисе, посиделки с друзьями, спортзал, рыбалка. Но больше никаких мистических штук. Я уже стал думать, что мне все это привиделось, что у меня была психическая болезнь, которая прошла. Но сегодня ты видел тоже самое, что и я, да?! Представь, если я смогу сделать фотографии этой твари, сколько людей поймет, насколько непрост и загадочен наш мир? О, никто не сможет упрекнуть меня в постановке. Все будет максимально точно, правдоподобно. И я вернусь туда, слышишь? Обязательно вернусь!

Я промолчал, не зная, что сказать. Андрей видимо думал, что я соглашусь с его идиотской идеей. Но по моему виду он понял, что я считаю его просто поехавшим. Он не говоря ни слова встал, расплатился за кофе и пошел к своей машине.

К сожалению, эта история не имеет продолжения. Конечно, первое время я боялся подходить к лесу – мне мерещились красные глаза и острые жвала, увенчанные треугольными зубами. Но со временем стало думаться, что этой странной встречи не было, а имела место быть коллективная иллюзия. Такая, знаете ли, если кто то скажет, что в темноте в углу сидит черный кот, и каждый начинает представлять себе черного кота. Но стоит включить свет – окажется, что это никакой не кот, а просто черный пакет, или сапог, или на худой конец веник. Андрей мне не мешал в это верить. Я его и не видел ни разу после того случая. Он удалился из всех соцсетей, его номер не доступен уже целый год. Как то спрашивал про него у общего знакомого, который с ним работает. Но тот сказал лишь то, что Хтон взял отпуск за свой счет пол - года назад, и больше на работу не вышел. Наверное, уехал в другую страну, и стал фотографом. Мне хотелось думать именно так. И совсем не хотелось вспоминать про белые кости на полу в той маленькой башне…


Новость отредактировал Estellan - 16-07-2022, 22:16
Причина: Стилистика автора сохранена.
16-07-2022, 22:16 by Raven777Просмотров: 1 685Комментарии: 5
+7

Ключевые слова: Монстры заброшенный дом лестница лес ночь поездка в деревню авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Гликен
17 июля 2022 00:15
+2
Группа: Посетители
Репутация: (9|0)
Публикаций: 7
Комментариев: 16
восхитительная затравка, прекрасный стиль! с удовольствием прочла) спасибо
#2 написал: Estellan
18 июля 2022 16:53
+2
Группа: Главные Редакторы
Репутация: (2248|0)
Публикаций: 288
Комментариев: 3 101
А плюс уже завистники отъели... странно.
                 
#3 написал: зелёное яблочко
18 июля 2022 20:11
+1
Группа: Активные Пользователи
Репутация: Выкл.
Публикаций: 127
Комментариев: 6 989
Я с удовольствием плюсую.
               
#4 написал: ebegen31
18 июля 2022 22:48
+1
Группа: Посетители
Репутация: (88|0)
Публикаций: 35
Комментариев: 545
"Представь, если я смогу сделать фотографии этой твари, сколько людей поймет, насколько непрост и загадочен наш мир? О, никто не сможет упрекнуть меня в постановке. Все будет максимально точно, правдоподобно".

Сейчас постановка может выглядеть реальнее самой реальности.
  
#5 написал: Шерри
18 июля 2022 23:40
+1
Группа: Посетители
Репутация: (66|0)
Публикаций: 40
Комментариев: 776
Какая прелесть кушала и чавкала. Главное, что за гг не погналась)). +
   
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.