Ведьмина пряжа

scale_1200


Трясясь и охая, старенький автобус пылил по просёлочной дороге уже второй час. В салоне было душно – нынешняя весна выдалась слишком сухой и жаркой. Громкие голоса пассажиров слились в монотонный неразборчивый гул, от которого в Катиной голове что-то дёргалось и давило болью. Она прикрыла глаза, попыталась договориться с болью так, как учила её когда-то бабушка, известная в посёлке знахарка.

"Ты по-хорошему - с уважением, с поклоном от сердца попроси, искренне, с душой – тогда всё получится". Бабушка многое учила её подмечать, но главное – свой дар передать так и не успела. Точнее, Катя сама не захотела его принимать, уж слишком тяжёлой, непосильной ношей он ей представлялся. После школы она уехала в город учиться, да так и осела там, нашла работу по призванию.

Она не была в деревне лет шесть. От бабушки приходили длинные полные подробностей деревенских событий письма. Катя в ответ не писала, предпочитала звонить. Последнее письмо, которое пришло месяц назад, она не прочитала сразу, сунула куда-то и позабыла. Слишком много дел навалилось в то время – она пыталась начать своё дело, крутилась без отдыха, не думая ни о чём постороннем. А вчера письмо нашлось, вскрыла конверт, Катя ахнула – бабушка писала, что болеет и просила как можно скорее приехать, писала, что хочет повидать внучку на прощание…

Спешно собираясь в дорогу, Катя несколько раз порывалась позвонить бабушке, но откладывала – боялась услышать, что опоздала. Бессонная ночь в поезде осталась позади и вот теперь ей осталось совсем немного.

Она действительно опоздала…

Тётка Зина не пустила её дальше порога – они и раньше не ладили, теперь же та проявила откровенную враждебность.

- Ты чё припёрлась? Чё забыла здесь? За наследством небось наладилась? Так нет здесь твоего ничего, а на дом рот не разевай – не выйдет. Шесть лет носа не казала, забыла про бабку, а теперь сразу прискакала.

- Почему вы мне ничего не сообщили? Почему не позвонили? – стараясь не сорваться, сдерживая слёзы изо всех сил, проговорила Катя.

- Да кто ты такая, чтобы тебе сообщать? Приживалка! – выплюнула тётка обидные слова. И сузив глаза, прошипела злобно:

- Ты за шесть лет ни разу ни приехала её навестить, звонками бросалась – как подачками. Убирайся, не то пожалеешь!

Катя не стала ничего возражать, отчасти в тёткиных словах была правда. И от этого они хлестали душу побольнее реальных пощёчин. Как же она могла так поступить!.. Эта вина теперь всю жизнь будет с ней…Она не приезжала потому, что не хотела, не могла перенять бабушкин дар, не чувствовала в себе ни сил, ни желания для целительства.

- Мне бы на память что-нибудь взять…

Но тётка не стала слушать, захлопнула дверь перед носом Кати.

В глубине бабушкиного сада был у Кати любимый уголок - возле старого пня, заросшего мхом, где рос папоротник и дикая герань. И она прошла туда, не сдерживая подступающие слёзы.

Сад выглядел заброшенным – теперь некому было ухаживать за цветами, сажать целебные травы. Лишь ладанник разросся ещё гуще, образовав вокруг дома пышные заросли. Он был усеян скромными белыми цветами. И пахло от него так насыщенно, сладко, так знакомо, что защемило сердце. Катя провела рукой по листьям растения, клейкие душистые капельки остались на ладони.

Вспомнилось, как в детстве бабушка рассказывала ей, что ладанник – феникс растительного мира. В особенно знойное лето он способен самовозгораться, оставляя в золе семена, для нового возрождения.

- А дом наш тоже может сгореть?

- И дом может. Чтобы такого не случилось, надо вовремя давать ладаннику напиться. Вода нужна не только людям, запомни это.

Ещё бабушка говорила, что ладанник – это оберег дома от нечистых сил, от злых сущностей.

- А ты их видишь, ба? – взволнованно спрашивала Катя.

- Вижу. Знахарке нужно уметь с ними ладить. Чтоб они не мешали… И ты этому обязательно научишься, когда придёт срок.

Бабушка никогда не скрывала, что считает Катю своей преемницей. Но девушка не хотела перенимать бабушкин дар. Он налагал огромную ответственность и представлялся ей тяжёлым бременем. Необходимость контактов с неведомой силой больше всего пугала Катю.

Туман спустился неожиданно, поплыл рваными клочьями в воздухе, смешался с запоздалыми слезами, охладил лицо…

«Когда туман – приходит пора ведьме пряжу прясть» - вспомнила Катя присловье бабушки.

В то лето, когда она уехала учиться, туманы были частые, густые. Бабушка всё повторяла, что это к добру. Мол, много пряжи напрядёт ведьма, не станет злиться на людей и будет доброе лето, урожайное.

На Катин вопрос – для чего ведьме пряжа? – бабушка не дала точного ответа. Сказала только, что пряжу ведьма собирает всю жизнь, пряжа нужна ей, чтобы сплести кокон.

- Зачем? – поразилась Катя.

- Да кто ж знает…Она оплетает ею себя, остаётся внутри кокона и засыпает. Так она и лежит, до поры.

- А потом? Неужели она становится бабочкой? – усмехнулась девушка.

- Не знаю, детка. Знаю только, что в прежнем облике она не возвращается.

- А ты видела ведьму, ба?

- Видела. Несколько раз. Она где-то в нашем лесу живёт. Я видела её издали, и поспешила уйти. Мне нельзя с ней контактировать.

- Она злая?

- Нет. Она…как стихия, понимаешь? Бесстрастная, равнодушная ко всему.

Эх, бабушка, бабушка, кому же ты передала свой дар…

Неужели, тётке Зине?! Катя не понимала, как у доброй чуткой бабушки могла родиться недалёкая и злая дочь, пока однажды не подслушала, что та – приёмыш, дочь деда от первой жены. Давно не стало деда, и Катина мать оставила её совсем крохой. Сбежав в город. И они остались втроём - Катя, бабушка и тётя Зина.

- Катя, ты?? Катюшка, неужели приехала! – через деревянную невысокую калитку на неё радостно смотрела пожилая женщина. Катя сразу узнала бабушкину соседку Петровну. Девушка поспешила к ней и, обнявшись, они постояли молча, на мгновение обретя утешение друг в друге.

После Петровна повела Катю к себе.

– Ждала тебя Марьюшка все эти годы, так ждала! Всё надеялась, что ты передумаешь и вернёшься. Да видно не судьба тебе.

Знала бы ты, Катюшка, как я себя ругаю! Я ведь всё время была при ней – отвары ей готовила, она мне наказывала сколько и чего класть, ухаживала за ней. А в тот день бабушке твоей как раз полегчало, мы думали, что на поправку пойдёт. Я и отлучилась ненадолго. А оно вон как вышло… - Петровна промокнула глаза, помолчала...

- Самое плохое, что дар свой Марья Зинке передала. Не знаю, как так вышло-то! До этого обмолвилась, что если не тебе, то никому не станет передавать, а Зинке – так ни за что! Боялась, что во зло она использует эти знания. Так и случилось. Она, конечно, не сравнится с твоей бабушкой, но кое-чему научилась. Настои готовит, травы продаёт, только не во благо, а во зло. Шмыгают теперь к ней всякие…городские…Деньги у Зинки теперь немалые водятся, ходит павой, от нас нос воротит.

За разговорами, Петровна собрала на стол. После испытанного потрясения Катя есть не хотела, но заставила себя проглотить несколько ложек горячего ароматного супа, чтобы не обидеть хозяйку.

Потом они нарвали цветов, прошлись до обрыва, туда, где располагалось старое деревенское кладбище. Странно, но после этого Кате немного полегчало, словно она пообщалась с бабушкой и та её простила.

- Ты что делать будешь? Собираешься про наследство с Зинкой разговаривать? - интересовалась Петровна.

- Ничего мне от неё не надо. Ничего. Бабушка навсегда останется в моём сердце, а остальное не важно. Я уеду завтра. Пустите переночевать?

- Да живи сколько хочешь, деточка. Может, останешься подольше? Отдохнёшь, погуляешь. Хорошая нынче весна выдалась, ягодная. Всё раньше времени родится. Просто диво!

Так и случилось, что Катя решила задержаться немного в посёлке, воспользовавшись гостеприимством Петровны.

На второй день её потянуло в лес. Его потаённые места были знакомы Кате с детства – она часто ходила туда с бабушкой, помогая собирать ей травы и коренья для снадобий.

Тропинка вилась через цветущее поле. Медовый аромат разнотравья волнами плавал в воздухе. Было жарко. Но войдя в лес, Катя почувствовала прохладу и облегчение, впервые за последнее время её отпустило. Задумавшись, она неспешно шла сквозь строй густых высоких деревьев. Поэтому резкий тревожный звук, раздавшийся где-то рядом, прозвучал неожиданно и испугал её. Жалобный, плачущий, он повторялся снова и снова, словно призыв о помощи. Чуть в стороне в тени под елью блеснули жёлтым глаза и Катя разглядела кошку. Она была настолько худой, что шкурка казалась наброшенной на скелет. А вдруг это Коша?! Маленького чёрного котёнка Катя подобрала перед самым отъездом. Бабушка приютила его и потом, в письмах часто делилась с девушкой историями о похождениях ласковой и любознательной Коши. Катя не знала, какой стала кошка за прошедшие годы, но вдруг, вдруг это она?

Поначалу кошка дичилась, шипела, но потом позволила себя погладить. Катя хотела взять её на руки, но кошка вывернулась и пошла вперёд, время от времени оглядываясь на Катю, будто приглашая её за собой.

- Ты хочешь мне что-то показать? – пробормотала девушка, следуя за ней. Кошка действительно вела её и очень скоро они оказались на небольшой поляне, густо заросшей цветущей наперстянкой и огромными, в рост человека, душистыми соцветиями-зонтиками борщевика. Здесь было царство цветов и бабочек. Воздух дрожал и плавился, плыл от зноя и цветы колыхались вместе с ним. Казалось, что от разноцветных шапочек колокольчиков наперстянки исходит тоненький звон. А может это зудели насекомые…

- Какая всё же странная весна - для этих цветов ещё не время, а они растут. Чудеса, - подумала Катя.

В центре поляны высилось мощное дерево – широкий ствол в несколько обхватов, густая волнистая крона. Кошка, откуда только силы взялись, залезла на нижнюю ветку и оттуда призывно мяукала, звала. И Катя пошла к ней, осторожно пробираясь между растениями.

На миг беззаботное ощущение пропало, от предчувствия чего-то неизбежного, готового перевернуть её размеренный ход жизни похолодело в груди.

У корней дерева находилось огромное дупло, туда шустро спрыгнула кошка. Напрасно девушка звала её, та не показывалась. Только мяукала жалобно и часто. Спуститься следом Катя не решилась. Она опять позвала кошку, а после осторожно склонилась над отверстием, заглянула внутрь сырой прохладной темноты. От неловкого движения рука соскользнула и, подавшись вперёд, девушка провалилась в пустоту.

Она почти не ударилась, было не глубоко. Сквозь широкое отверстие проникал солнечный свет, но ему не удавалось прогнать тусклый сумрак, царящий здесь. Где-то в углу вновь мяукнула кошка и Катя стала пробираться к ней, чувствуя под ногами мягкий мох и запинаясь о переплетенные корни.

- Киса-кис, - позвала она кошку. - Где ты прячешься, иди сюда.

Кошка сидела на чём-то длинном сером. Немигающие жёлтые глаза выглядели теперь зловеще.

- На чём ты сидишь? На бревне? – спросила девушка.

И вдруг поняла – на коконе!

Огромный кокон выглядел вблизи воздушным, как пух, а на ощупь его ворсинки оказались мягкими и сухими. Если его и правда сплела ведьма, то очень давно.

Катя осторожно коснулась его выцветшей тусклой поверхности, а он растёкся под её рукой, раскрылся словно цветок и… поглотил её!

Катя оказалась внутри, в полной темноте. Она брыкалась, билась в мягкие, покрытые ворсинками стенки, тщетно пытаясь прорвать прочное плетение. Горло сдавило спазмом – не вздохнуть, ни закричать. И сразу что-то опустилось на лицо, оболочка кокона приникла к ней, облепила второй кожей. Тело жгло, но сильнее всего болело в груди – её разбередило чем-то острым, словно когтями, прорываясь внутрь…Теряя сознание, Катя почувствовала, как в возникшую пустоту хлынуло что-то горячее, душное, горькое…И словно где-то в подсознании прозвучало – так-надо-так-надо-так-надо…

Она очнулась на моховой подстилке, стряхнула с себя лохмотья, оставшиеся от кокона и, потянувшись, встала.

Все чувства обострились. Она вновь ощущала движение корней в земле, чувствовала силу растущих трав, видела глазами насекомых, слышала шёпот ветра – известного сплетника и болтуна, знала, в какой части леса расцвел новый цветок. А ещё она знала, что лес – её дом. Внешне выглядевшая как Катя, она больше не была ею, воплощение свершилось и дух, сущность ведьмы, восстал.

Погладив костлявое чёрное существо, сыгравшее роль кошки, она похвалила его за ловкость. А потом выскользнула из дупла навстречу ночи.

Лес стал другим.

Знакомые запахи и звуки ожили вместе с ней.

Зеленоватые огни группами сновали по поляне, мерцали, роились в воздухе.

Причудливые существа, духи леса, ликовали, радостно приветствуя её возрождение.

Но что-то мешало, что-то было не так - крохотная частичка человеческого ещё теплилась в ней.

С обращением к ней пришло знание. Теперь она знала, что местную старуху-знахарку погубило сильное зелье. Она сама приготовила его по просьбе Зинки, бабкиной племянницы. Она же научила ту, как провести старуху и забрать её дар. Ох уж эти люди – пойдут на всё, лишь бы завладеть желаемым…Она не жалела старуху. Ей было всё равно. Вот только человеческая частица, оставшаяся в ней, требовала возмездия.

Во тьме ночи ведьма перенеслась к дому Зинки-знахарки. Ведьма понимала, что не сможет причинить той вреда – ладанник был надёжным стражем и внутрь дома ей не попасть.

Запах ладанника теперь казался ужасным. Даже на расстоянии он обжигал дыхание, словно ядовитые пары.

И тогда она вновь прислушалась к себе – где-то там, внутри, тлела и медленно разгоралась ненависть к женщине, живущей теперь в этом доме. Ненависть росла, поднималась и выплеснувшись волной, опалила жаром кусты ладанника. Листья скрутились и осыпались, оголившиеся ветви стали чернеть, смолистые капельки затлели, потянулся дымок, а потом растения воспламенились – дружно, сильно. Миг - и вокруг дома образовалось огненное кольцо.

В ровном гудении пламени ведьма слышала крики ужаса, напрасные мольбы о помощи. Она чувствовала боль и отчаяние находящейся внутри женщины. Видела, как пламя утробно рыча, пожирает дом и его хозяйку…Вместе с ними в пламени растворялась и человеческая частичка, оставшаяся в ней от Кати. Неведомое раньше ликование на миг заполнило всё существо ведьмы и почти сразу отступило.

Пора было уходить. Она и так задержалась здесь.

Скоро всё войдёт в привычный круг.

Ведьма знала, что отныне, год за годом, она станет прясть пряжу из туманных нитей. Чтобы, когда придёт срок, сплести себе кокон и воплотиться в ком-то ещё… И так раз за разом…Всегда…Чтобы жить вечно.

Автор - Елена Ликина.
Источник.


Новость отредактировал Kiria - 30-10-2020, 16:31
30-10-2020, 16:31 by Сделано_в_СССРПросмотров: 1 021Комментарии: 1
+9

Ключевые слова: Бабушка знахарка смерть ладанник туманы пряжа дар лес дерево пожар ведьма

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Ksenya078
2 ноября 2020 07:24
+1
Группа: Посетители
Репутация: (254|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 686
Что-то новенькое и завораживающее! Описание леса такое красивое. Да, необычный рассказ, понравилось,+++.
      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.