Про припёк да килу

Про припёк да килу


И всё же рассказала баба Луша про припёк. Через время, правда, когда внезапно захворал дед Лёва.

Довелось деду в областной центр съездить по надобности – дела пенсионные уладить и знакомых заодно повидать. Пробыл там недолго - пару дней, а как вернулся – сник. Вечером на посиделки пришёл и разохался, никак не усядется нормально на стуле, всё ёрзает, кряхтит.

Бабки, как водится, позубоскалили малость, но быстро перестали – видно было, что не в настроении дед.

- Да что с тобой, старый? – баба Поля подошла поближе, наклонилась, рассматривая.

– Ох, Поля. Напала на меня болячка! Так свербит, что моченьки нет терпеть.

- Где болит-то? – продолжила допытывать баба Поля. – В пояснице? Прострел напал?

Дед вздохнул, хотел было сказать что-то да взглянул на Лиду и осёкся:

- Вам, старым и сказал бы, а перед Лидушкой неловко как-то.

- Так я выйду! – поднялась Лида.

- Сиди! - приказала баба Луша. А после хихикнула:

- Чую, прострел у Лёвки в другом месте. Признавайся уж дед, все свои здесь.

Лида, чтобы не смущать деда поднялась, до дверей дошла, когда тот выпалил:

- Килу мне подсадили! Терзаить теперича – страсть! Раздулась - страшная такая, налитая. Цветом, что варёный бурак!

- Да где ж подсадили-то? – закрестилась баба Поля.

- В транспорте, не иначе! В автобусе том окаянном! Ехала там одна старая мадама, сама вроде прилична с виду, а глаз нехороший, дурной глаз!

- И что же, просто так взяла и подсадила тебе?

- Как сказать… - покраснел вдруг дед. – Заспорили мы с ней маленько за место у окошка. Я до него первый добрался. А она рядом встала и сверлит меня глазами, и сверлит! И говорит после, чтобы я ей место-то уступил. Да не того напала! Вежливо объясняю ей, что надобность мне в том месте большая, потому как устал. Она – своё! Мужчина ты иль нет? Жентильмена поминала. Ну и поругались маленечко. Так она меня после всю дорогу взглядом прожигала! А как вышел – так сразу дергач на меня и напал.

- А окошко небось открыто было? – переглянулись бабки и… дружно захохотали. – Ну, дед, уморил! Не взглядом, а ветром тибе чирей надуло! Будешь знать, как место мадамам не уступать.

Отсмеявшись, увела баба Поля деда в другую комнату - припарку ставить. А баба Луша разъяснила Лиде, что килы за порчу считаются. Разные они бывают – и жировик, и грыжа, но чаще – нарыв, под кожей глубоко.

- Если напущенная кила – просто так от неё не избавиться, супратив неё только заговор да пепел помогут.

- А вдруг деду Лёве и правда… подсадили? – смутилась Лида. Уж сколько живёт в Пряхино, а до конца не привыкла к чудесам да особенностям этого местечка.

- А мы сейчас сообразим! Поля ему капустный лист приладит, а мы другим манером попробуем.

Баба Луша подошла к печке, выгребла из топки чуток старой золы на ладонь.

- Я на улице пошепчу на неё, а ты воду набери в кружку да молчи!

Лида кивнула, зачерпнула чистой водицы из ведра.

Из комнаты вышел дед Лёва. Ему явно полегчало – отпустил страх перед порчей.

- А Лушка где? – огляделся дед. – Неуж ушла? Застыдилась, что над старым человеком понасмешничала?

Дед остановился перед окном, отодвинул занавеску, вглядываясь в розоватые призрачные сумерки…

Тут и баба Луша показалась. Приложила палец к губам – молчи, мол, Лида. На цыпочках прокралась по комнате, ссыпала в кружку пепел, а как оглянулся дед – плеснула ему в лицо той водой!

Ох и шуму поднялось! Заругался, разобиделся поначалу дед, но как объяснили ему про обряд – отошёл, поблагодарил даже.

После уж взглянул умильно на спасительницу свою да попросил про припёк рассказать:

- Расскажи ты, матушка, про припёк. Уж очень хочется послушать!

Баба Луша и сдалась, завела историю…

…Раньше по деревням знахарки частенько младенцев выхаживали перепёком. С сухоткой ежели или недоношенный - сразу бабке несли. Та его оборачивала в ржаное тесто да в тёплую печь помещала, чтобы он дозрел. Вроде как заново нарождалось дитя. Но то живых… А в тёткиной деревне случай выдался – не выжил ребёночек, придушило пуповиной его. Повитуха и так, и этак – всё одно, не дышит. Мать сознания лишилась, а бабка её подхватила младенчика и в лес. Где-то там ведьма жила. С людьми не общалась, в деревню не ходила. Как выживала среди лесов одна одинёшенька – не ведомо. Может, и бегали к ней бабы по своей надобности, да только про то сказу не было – ни одна не проговорилась. Бабка дом ведьмин не сразу нашла – поблукала немного, уж потом догадалась лесу поклониться и помощи попросить. Ну и вышла на поляну, к избушке.

Ведьма её выслушала, дитёнка осмотрела, поводила над ним рукой и показывает бабке на ладони шарик – махонький такой и желтеется, горит огонёчком ровным.

- Вернуть? – спрашивает.

А бабка глаза вытаращила, смотрит – не поймёт. Серчает ведьма. Опять повторяет:

- Вернуть или отпустить?

Смекнула бабка, что огонёчек тот – душа младенчика. Ну и закивала – вернуть, мол, вернуть!

Ведьма – в дом. Там, посреди комнаты печь огнём горит, рядом бадейка с тестом. Тесто странное – чёрное почти. Пузырится да хлюпает громко, сильно. Лезет по стенкам вверх.

Положила ведьма дитя на лавку, приоткрыла ему рот и шарик туда вложила. После всего тестом обмазала да на лопату привязала. И к печи. А печь топится, трещат дрова, гудит пламя. Обомлела бабка – что ж ты делаешь? Угорит ребятёночек!

Ведьма только хмыкнула:

- Нельзя неживое извести!

И – р-р-раз лопату в печь!

И как третий раз засунула – так закричало дитя!

Громко, звонко так, что бабка не поверила даже. Вытащила ведьма лопату – а младенец дёргается на ней! Красный весь, плачем заливается – живой!

Бабка на колени упала – проси что хошь, говорит.

А ведьма на неё даже не смотрит – положила мальца и давай ему ручки-ножки выправлять. Погладила. Пошептала что-то. После спеленала и бабке протягивает. И напоследок ещё сказала, что огонь мальцу первым другом будет!

Так и случилось – крепкий парень вырос, богатырь!

И что интересно – если пожар где случится - он первый там и вроде как с огнём разговаривает… Была у него управа на огонь-то! Тот слушался, отступал.

Бабка его тогда сразу же опять в лес наладилась – гостинце ведьме собрала. Да только не нашла её дом. Уж она и кланялась, и звала, и просила – покажись. Всё зря. Отчего-то не захотела ведьма с неё плату взять.

Такая вот история.


Автор - Елена Ликина.
Источник.


Новость отредактировал Estellan - 8-08-2020, 03:04
8-08-2020, 03:04 by Сделано_в_СССРПросмотров: 1 112Комментарии: 1
+7

Ключевые слова: Баба Луша дед Лёва областной центр автобус женщина дурной глаз кила обряд история младенец лес ведьма печь неживое огонь

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Ksenya078
18 августа 2020 16:25
0
Группа: Посетители
Репутация: (245|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 596
Спасибо, очень интересно читать было! Плюс,+.
      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.