Ангелам не место в метро

– Ты тоскуешь по дому?
– Нет, – но между буквами твёрдого «нет» слышу смущённое «да».
– Расправь крылья.
– Говорю же – нет!
– А если волшебное слово скажу? – шепчу я, как заговорщик, наклоняюсь к Ане и легонько обнимаю за плечи, а она в ответ улыбается.

Знаю, спина у неё опять болит и крылья затекли ужасно, но на губах и в глазах такая улыбка, хоть весь мир ею освещай. Да что там мир... И на другие миры останется про запас.

Она чуть заметно кивает головой. Солнце встаёт за окном её каморки, расширяя комнату до размеров уютной такой, но всё же планеты. Жёлтые цветы на обоях тянутся лепестками во все стороны, стараясь походить на звёзды. Пахнет жжёной звёздной пылью. Или мне всё это кажется из-за яркого рассвета.

Помогаю Ане снять куртку, а затем и клетчатую рубашку и не могу сдержать горестного вздоха. Крылья тонкие, почти прозрачные, половины перьев нет, а те, что остались, выглядят ничтожно.

– Ангелам не место в метро, а ты вечно там пропадаешь! Лучше б крылья размяла, а ещё бывшая небесная работница, – ворчу я, не в силах справиться со злостью в голосе, но всё же как могу аккуратно расправляю ей оперение.
– Ты хоть помнишь, кто ты?
– Помню, как такое забудешь, – миролюбиво отвечает Аня. – И ангелы, кстати, бывшими не бывают, просто иногда меняют место жительства. Как ты меня назвал вчера, когда мы спорили? – внезапно спрашивает Аня, прищурившись, чтобы не выдать лукавства.

Уверен, прозвище это она запомнила, но хочет, чтобы я повторил его вслух.

– Дочь ветра, – отвечаю я, готовый хоть тысячу верить её забывчивости, лишь бы порадовать и по возможности отвлечь от боли в спине.

«Дочь ветра», – повторяю я в мыслях. Очень ей подходит. Летит, куда хочет, и никто для неё не начальник, кроме собственного сердца. И я всерьёз боюсь, как бы сейчас она не испарилась вновь – дарить кому-нибудь очередное чудо.

Мы молчим и смотрим в окно. Оно распахнуто настежь, хоть рассветное небо обещает дождь.

Аня всё никак не может надышаться после долгого дня и не менее долгой ночи, когда мы брели до её дома через полгорода.

– Знаешь, почему я больше всего люблю бывать в метро? – ломает Аня тишину внезапными словами. – Потому что там я нужнее всего. Не на небе, где таких, как я, не сосчитать. А под землёй, где нет ни солнца, ни воздуха, ни радости. В метро раненые души видны сразу, и я помогаю им тут же, на месте, как умею. Знаешь, вчера случилось чудесное, – вспоминает вдруг Аня, и крылья её трепещут, как у взволнованной птицы. – В переходе на Садовой из сумки выпал кошелёк. Уронила старушка – божий, конечно, но всё же одуванчик. Я увидела это, а вместе со мной увидел ещё один... Небритый, хмурый, ботинки нуждаются в ремонте, а на сердце места свободного нет от прорех. Он подобрал его, и в глазах мелькнула жадность. А потом поймал мой взгляд, а я поймала тонкую и почти незаметную тень его души. Глубокой, бездонной и приторно горькой. Он догнал рассеянную даму и вернул ей находку, хотя у самого желудок сводило от голода. Та растерялась, конечно, трясла руками и лепетала благодарности. Парень сделал вид, что ему всё равно, и ушёл. Но знаешь, что-то изменилось.
– Тебе почудилось, – шепчу я, сам себе противясь.
– Не почудилось, – перечит Аня, выглядывая в окно и подставив лицо своевольному отцу – ветру. – Иногда, вернув чужую вещь или подарив улыбку, можно и душу чужую пробудить случайно. Невзначай, но навсегда и окончательно. Иначе кто мы – и что будет, если позволим душе стать чёрной? Свалимся вниз, подняться не сможем, и не видать нам неба даже во сне, – последнее Аня шепчет, как самое худшее из всего, что возможно.

Ангелам не место в метро


Аня глубже высовывается в окно, и через мгновение прозрачные капли падают с неба на землю и ей на лицо. Испугавшись, я крепко хватаю её за талию. Шепчу Ане: «Чтоб ты не упала». Хотя сам понимаю – уж она-то сумеет подняться, даже если рухнет вниз. Вдыхаю молочный запах её кожи и лёгкую нотку духов. Хоть она и ангел, но всё же девушка, и это радует меня, как ребёнка.

Я молчу. Все слова кажутся циничными, когда, прикрыв голубые глаза, на мир смотрит ангел. Не мифическое существо из далёкой сказки, а девушка из плоти и крови, что предпочла помогать людям, хотя могла бы вместе с остальными крылатыми наблюдать с высоты. Ведь насколько мало их меняют крылья на ноги, а пьянящий воздух неба – на смрад больших городов? И вот одна из этих единиц стоит рядом со мной, радуется дождю, расправив мертвеющие крылья, открывает глаза и смотрит небесными глазами ласково и любя – и ради чего? Ради того, чтобы старушка в метро прослезилась, а небритый парень вспомнил о душе.

Аня счастлива. Счастлив и я, глядя на неё. Её крылья расправлены, перья трепещут на ветру, и, хоть местами на них проступает кровь, они такие красивые... Всё плохое отходит на второй план. Всё неважно, пока есть любовь. Всё неважно, пока дочь ветра готова протянуть тебе руку помощи.

Автор - Эким Кедэри.
Источник.


Новость отредактировал YuliaS - 5-07-2019, 18:24
5-07-2019, 18:24 by Сделано_в_СССРПросмотров: 751Комментарии: 1
+7

Ключевые слова: Крылья другие миры ангелы метро раненые души счастье любовь

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Ksenya078
11 июля 2019 12:06
+1
Группа: Посетители
Репутация: (383|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 892
Побольше бы таких Ангелов в жизни. Душевная история и картинка очень красивая. Спасибо,+++.
      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.