Зеркало Румаса

Смеркалось. Пение птиц, до этого такое жизнерадостное и веселое, окончательно умолкло, а ночные хищники пробуждались от дневного сна и готовились вступить в свои владения. На небольшой поляне горел костер, у которого сидело двое парней. Одеты они были просто – вязаные безрукавки да штаны, едва достающие до щиколоток. Оба старались держать руки поближе к костру, так как с наступлением ночи в лесу становилось холоднее.

Оба парня насторожено прислушивались и встревожено вглядывались в окружающий их сумеречный лес, особенно туда, где в зарослях наступающая темнота, борясь с последними лучами солнца, порождала густой мрак или постоянно меняющиеся, корявые тени. Видно было, что оба напуганы. Еще бы: совсем одни посреди ночного леса, до поселка далеко, и засветло добраться туда не успели, вот и пришлось заночевать прямо в лесу. Парни договорились по очереди стоять на дежурстве, чтобы в случае чего отпугивать голодных хищников, которых здесь водилось немало, и по сравнению с которыми волки и медведи были чуть ли не самыми безобидными.

- А ведь какую же свинью нам дядя подсунул! – в досаде воскликнул Лесли, обращаясь к Майклу, своему брату, и подбросив в костер несколько заранее запасенных веток, – Знал же, что не успеем вернуться, и всё равно упрашивал ещё немного посидеть, мол, все в порядке будет, я вас, в случае чего, провожу. А сам набрался и свалился мертвецки пьяным, и наутро небось и не вспомнит, что мы вообще у него в гостях были!

Голос Лесли подрагивал, прерывался, и он то и дело бросал настороженные взгляды в сторону деревьев, окружавших маленькое светлое пятно костра сплошной тёмной стеной. Но вокруг всё было тихо и спокойно, и парни понемногу успокаивались. В воздух весело взлетали искры, размеренное, уютное потрескивание хвороста убаюкивало, и Лесли прилег вздремнуть, попросив брата разбудить его через час. Тот кивнул и, «подкормив» костер, уселся поудобней, стараясь лишний раз не шуметь.

Ночь была на удивление тихой, лишь иногда эту тишину нарушало уханье совы или далекое рычание хищника. Майклу жутко хотелось спать, глаза сами слипались, но он изо всех сил боролся со сном – ведь до конца дежурства оставалось всего двадцать минут. Переход через лес отнял немало сил, и все, чего ему сейчас хотелось – это просто хорошенько выспаться. Но, несмотря на царящие вокруг тишину и покой ночного леса, не стоило расслабляться – эта безмятежная тишина может быть коварной и обманчивой. Вот вроде бы все спокойно, ничего не происходит, а тут – раз! – и уже барахтаешься в когтях какого-нибудь тьяси.

Тьяси – самые опасные твари, населяющие леса Виллиона. По сравнению с этими огромными хищниками любой медведь покажется безобидным ягненком, неспособным не то чтобы убить, а даже просто оцарапать свою жертву. Эти чудовища, порой достигавшие размера втрое больше человеческого роста, всегда выходят на охоту после заката и до самого рассвета ищут беспечную жертву, разрывая её на части своими огромными клыками. Единственное, чего бояться тьяси – это огонь, так что без костра и дежурства никак не обойтись. Потухнет костер – погибнут и они.

С огромным трудом Майкл заставил себя досидеть положенное время, а затем разбудил брата. Леси проснулся быстро, потому как с самого детства спал очень чутко. Майкл даже слегка завидовал способности брата быстро и крепко засыпать и также быстро просыпаться. Сменив брата на «посту», Леси сел на его место и протянул ладони над огнем.
Так, сменяя друг друга, братья досидели до четырех часов утра. Ночь прошла без происшествий, и тёмное небо на восходе подёрнулось лёгкими алыми полосками – солнце уже готовилось освещать новый день, но тьма ещё царила вокруг, поэтому оба брата не спали, ожидая, когда станет светлее, и тогда можно будет спокойно продолжить свой путь. Да и запас хвороста уже подошел к концу, и костёр начал неумолимо угасать. Это вызывало в обоих братьях тревогу и им казалось, что они уже чувствуют присутствие тьяси, которые облизываются от нетерпения, ожидая, пока огонь окончательно не погаснет.

- Послушай, нам надо собрать ещё веток, – Лесли боялся это сказать, но прекрасно понимал, что выбора у них не было.

– Давай-ка сделаем пару факелов и займемся этим. Главное – не углубляться далеко в лес.

Майкл согласно кивнул, тщательно скрывая своё недовольство. Чего греха таить – он совершенно не хотел покидать своё место у костра, но и отпустить брата одного он не мог, поэтому парни, взяв пару веток и обмотав их сухой травой, подожгли эти самодельные факелы, после чего очень медленным шагом направились к зловещей темноте чащи.

Огонь от самодельных факелов не мог разогнать густого предрассветного мрака и освещал местность всего на пару метров вокруг. Братья ступали тихо и осторожно, изо всех сил стараясь не наступить на ветки, валяющиеся под ногами. От этой осторожности сбор хвороста продвигался медленно, да и вокруг подходящих веток было на удивление мало. Это странное обстоятельство не могло не настораживать, но оба брата старались не думать об этом.

В один момент Майкл повернул факел в сторону и отчетливо увидел, как блеск огня отразился от чего-то, что находилось в десятке шагов от них. Этот слабый отблеск в практически непроглядной темноте настолько ошарашил юношу, что он резко остановился и, замерев, всматривался в огонек. Лесли также остановился, спросив: «Ты чего?»

Майкл не отвечая просто указал свободной рукой в ту сторону, где увидел отблеск, и они вместе, даже не задумываясь о том, что делают, направились туда. Братья вышли на небольшую поляну, на которой раскинулись развалины. Об этом поселении ни Лесли, ни Майкл никогда не слышали. Из всех развалин только одно сооружение более или менее уцелело. Вокруг этого сооружения круглой формы валялось множество камней, таких гладких и великолепно обтесанных, что на них сложно было найти хоть какую-то шероховатость. Именно эти камни и отражали свет факелов своей словно зеркальной поверхностью.

- Майкл, у меня какое-то нехорошее предчувствие, – шепотом заговорил Лесли, – Давай-ка лучше уйдем отсюда, набранного хвороста нам хватит до рассвета.

Но Майкл не послушался. Не обращая на слова брата никакого внимания, он двинулся прямиком к постройке, и уже через несколько секунд исчез в темном дверном проеме.

- Майкл, что ты делаешь? – крикнул Лесли и недолго думая бросился за ним.

Лесли оказался в длинном туннеле, ведущим вниз, на боковых стенах которого висели погасшие светильники, а пол был залит чем-то похожим на бетон. Опасаясь, что факел погаснет раньше, чем нужно, Лесли поспешил вниз. Темнота гасила, поглощала звуки, и юноша не слышал даже звука собственных шагов. Эта странность вызывала волнение, и он всерьез задумался о том, чтобы вернуться назад. «Но не могу же я бросить здесь брата!» – подумал Лесли и решительно зашагал вперёд по тёмному коридору.

Тишину, которой словно был наполнен коридор, не нарушали никакие иные внешние звуки, и Лесли казалось, что он идет сквозь вакуум. Воздух был вязким и словно накатывал на него волнами, а запах земли и гнили был омерзительным, вызывал тошноту, и юноша зажал пальцами нос, иначе бы его непременно стошнило. Он даже не кричал, не звал брата, будучи почему-то уверенным, что тогда эта темнота поглотит его голос.

Когда впереди забрезжил слабый свет, Лесли вздохнул с облегчением. Тошнотворный запах перестал раздражать обоняние, и он позволил себе немного расслабиться.

Чем ближе Лесли подходил к источнику света, тем шире становился проем, через который пробивался этот свет, уже достаточно яркий. А, пройдя еще немного, Лесли оказался в огромном зале, посредине которого находилось гигантское зеркало, перед которым стоял неподвижно Майкл и даже не оглянулся на звук шагов, когда брат подошел к нему.

- Майкл, – позвал Лесли, и тот, вздрогнув, обернулся. В его глазах застыло изумление вперемешку с какой-то нелепой, несуразной радостью, чего Лесли никак не ожидал увидеть.

- Братишка, это же оно! – в восторге воскликнул брат. – Неужели не видишь? Это зеркало Румаса! Отец столько рассказывал нам о нем.

- Это же всего лишь легенда, миф, в который даже дети давно перестали верить, – покачал головой Лесли, – Лучше скажи, зачем ты сюда ломанулся? Думаешь, мне хотелось за тобой идти?

- Оно звало меня! – не унимался брат, – Я слышал его зов в голове! Мы должны понять, как воспользоваться зеркалом.
Вот тут по спине Лесли пробежал холодок. А что, если Майкл не врет? Да, не врёт – стоит только взглянуть ему в глаза, чтобы убедиться в том, что он говорит правду. В таком случае, зеркало нельзя трогать, иначе им обоим придет конец.

- Майкл, – Лесли пытался говорить как можно мягче, – Если это и вправду зеркало Румаса, то мы должны немедленно уходить отсюда. Ты же знаешь легенды. Оно убьет нас!

Но брат его уже не слушал. Он протянул руку и, прежде чем Лесли успел его остановить, коснулся поверхности зеркала, серебрящейся мертвенным, холодным светом.

По зеркалу тут же побежали странные волны, его поверхность зарябилась, заколебалась, как потревоженная водная гладь, и чудовищный грохот наполнил помещение. Лесли отпрыгнул в сторону, зажав уши руками. Он видел, как черная тень покинула зеркало и вошла прямиком в Майкла. Тот дернулся и упал на колени.

- Неееет! Убирайся от меня! – закричал он, тщетно пытаясь подняться, но неведомая мощь только еще сильнее придавила его к полу.

- Лесли, беги отсюда! Оно хочет, чтобы я убил тебя!

В ужасе Лесли осознал, что ничем не сможет помочь Майклу, что его брата больше нет, и если он хочет жить, то должен немедленно бежать прочь от проклятого зеркала. Он вскочил на ноги и бросился к выходу, но проем исчез. Зеркало тем временем засияло так, что невозможно было смотреть на него, а Майкл медленно наступал на брата – его глаза почернели, а походка напоминала зомби. Лесли не успел ничего предпринять, как ладонь Майкла обхватила его шею.

- Это… же… я… – прошептал Лесли, тщетно пытаясь сбросить руку чудовища, которое еще минуту назад было его братом.

Лесли уже не пытался сопротивляться – он просто смотрел в глаза брата, в которых не осталось ни капли человеческого. Совсем недавно такие родные люди, ближайшие друзья, и теперь такой страшный конец!

Юноша видел, что Майкла уже ничто не остановит, и он никогда не вернётся! Единственное, что оставалась – надежда на то, что маги Виллиона загонят Румаса обратно!

Майкл занес руку назад, и Лесли просто закрыл глаза. В следующий миг раздался треск ломаемых костей…

***

Родственники искали пропавших братьев, но поиски закончились безрезультатно. Отец нашел развалины, но войти туда ему не удалось – входа просто не было, а на месте, где он был, была сплошная стена. Несчастный отец догадывался, что произошло, но уже ничего не мог сделать. Бесплодные поиски в конце концов прекратились, и никто уже не мог видеть зеркало, рядом с которым лежало два бездыханных тела, у одного из которых грудь была пробитая насквозь…

Публиковалось здесь.

Новость отредактировал femmka - 11-12-2015, 11:35
11-12-2015, 12:35 by FahrengeitПросмотров: 1 136Комментарии: 3
+5

Ключевые слова: Лес ночь брат развалины зеркало легенда миф авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Летяга
13 декабря 2015 13:56
+1
Группа: Модераторы
Репутация: Выкл.
Публикаций: 637
Комментариев: 7 857
Чего-то прочитала вчера, а ни плюса, ни отзыва не оставила.
На мой взгляд "вводная" уж очень длинная и подробная, а самое главное едва намечено.
Но всё равно +.
                        
#2 написал: Миссис Пэн
14 декабря 2015 09:10
0
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (817|0)
Публикаций: 147
Комментариев: 4 796
Я люблю более житейские истории, чем фэнтэзи. Потому что жанр фэнтэзи нужно уметь преподнести. Ты это делаешь на 5. Плюс!
                   
#3 написал: Баронесса Мюнхаузен
27 февраля 2016 17:54
+2
Группа: Посетители
Репутация: Выкл.
Публикаций: 5
Комментариев: 581
О... начало затянуто..
"- Послушай, нам надо собрать ещё веток, – Лесли боялся это сказать, но прекрасно понимал, что выбора у них не было" и дальше : "- Майкл, у меня какое-то нехорошее предчувствие, – шепотом заговорил Лесли, – Давай-ка лучше уйдем отсюда, набранного хвороста нам хватит до рассвета."..это о чем говорит ? тупые оба не могут определить хватит веток или нет .. да еще факел из сухой травы сделали ..ну ну

магам хватило ума загнать расмуса в зеркало и не хватило ума спрятать это самое зеркло ... и вообще тяси ужЕ в начале текста бродит, а расмус то еще в зеркале.. и много др. нестыковок ... много воды лишней ... много недосказано, хоть и начал автор, но недокончил мысль..конец вообще тупой " два бездыханных тела, у одного из которых грудь была пробитая насквозь

а потом они оба на сцене хроники сменяют друг друга в плоти и крови ..и без дырки но главное безрукавки везде
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.