Про русалку

Свет фар прыгает по грунтовке. Хоть ближний, хоть дальний, в этой глуши всё равно. На поворотах жёлтый конус утыкается в бело-чёрные стволы. Небольшие рощицы, как острова в степном океане.

Старая «девятка» клюёт носом, ныряя в очередную колдобину. Мотор взрёвывает, но тащит. Главное в колею от трактора не попасть. Тогда можно на брюхо сесть так, что не выбраться. Как там тот мужик, торгующий маринованными помидорами у дороги, сказал? Налево и совсем рядом, через мост. Питер Пэн российской глубинки. «От второй звезды направо и прямо до утра».

Небо потемнело; гвоздики звёзд пробили чёрный с бледной бахромой бархат.

Грунтовка петляет: то поле, то лес, и кажется, уже никогда не приедешь, и скоро дорога окончательно станет направлением.

Мост выпрыгнул из темноты прямо перед капотом. Машина только-только выкарабкалась из ямы и вот – тормозить. Разогретый металл с облегчением вздохнул, когда нога водителя нажала на тормоз.

Он вылез из-за руля, хлопнул дверью и с наслаждением прогнулся в пояснице. Тёплый вкусный воздух летней ночи заполнил лёгкие. Головокружительный аромат пьянил не хуже вина.

Как же здорово выбраться из города. Пусть смеются знакомые, любители выпить по пятницам. Ведь куда лучше взять и поехать вот так, куда глаза глядят, навстречу звёздам.

Лягушки пели свою песню, а в текучей воде под мостом отражалось ночное небо. Он сел на берегу, с наслаждением снял ботинки и опустил уставшие ступни в прохладный быстрый поток. Откинул голову и прислушался.

В поле стрекотали сверчки, в роще сонно перекликались готовящиеся ко сну птицы, лягушки пели свои песни во весь голос, на том берегу ухнула сова.

На свете бывают разные виды одиночества. Некоторые калечат, а некоторые наоборот. Каждое утро до боли знакомый опенспейс наматывал душу Андрея на стрелки часов. Медленно и со вкусом. И всё это только для того, чтобы после этого выплюнуть человека обратно в город, чтобы тот пожевал тоже. В метро, в магазинах, в бессмысленных спорах в сети. В этом бесконечном водовороте незнакомцев, везде его преследовало это сосущее одиночество.

Редкие встречи с друзьями были единственной отдушиной. Шли годы, бывших вузовских приятелей всё больше интересовали дети, машины в кредит и квартиры в ипотеку.

«Когда ты женишься уже?». Этот вопрос бесил прежде всего тем, что верный ответ на него звучал как дурацкая шутка. Андрей не хотел жениться, чтобы не чувствовать одиночество ещё и дома. И чтобы никто не мешал уезжать вот так, куда глаза глядят. В странном слепом поиске было что-то мистическое. Что-то от озарений древних оракулов. «Пойди туда, не знаю, куда. Найди то, не знаю, что». Впрочем, он знал, что ищет. Знал, но не хотел признаваться. Никому живому, и, прежде всего – самому себе.

Ах ты ж! Он шлёпнул по руке. Да откуда вас столько! Поналетели, кровососы. Пора обратно в машину. Никакой тебе романтики.

Справа тихо хихикнули.

Андрей громко икнул. Стараясь не поворачивать голову, он поднялся на ноги – всё равно от комаров спасаться – и пошёл к машине. Салон встретил уютным жёлтым светом. Он повернул ключ в замке и тут же врубил дальний. Трава, перила, невнятная колея, всё стало похоже на фотку, которую может сделать древний полароид ночью. Всё пересвечено и почти чёрно-бело. И абсолютно пусто.

Андрей сплюнул в открытое окно и тут же поднял стекло. Мало ли. Комары опять же налетят. И двери заблокировал.

Ульяну запороли на конюшне. Кнут взлетал столько раз, что и не сосчитать. Породистые кони храпели в стойлах.

Александр Петрович любил такие забавы и терпеть не мог, когда ему перечили. Особенно – крепостные. Сегодня он был в ярости. Виданное ли дело – обручаться без барского соизволения.

Когда тело девушки перестало дёргаться, помещик вытер пот со лба и потребовал квасу. Сделал несколько больших глотков и довольно крякнул.

– Так-то, будет урок сиволапым, – сказал и пошёл переодеваться к вечернему приёму в дворянском собрании.

Она была ещё жива, когда её завернули в мешковину и вынесли на двор. Возиться с девкой из дальнего села было недосуг. Мешковину наскоро зашили, добавили пару камней потяжелее и бросили куль в реку. Всплывать будет нечему. В глубоких омутах у берега жили большие сомы, которыми барин обожал угощать своих друзей.

Холодная вода полилась в лёгкие, и это было хорошо и спокойно.

Когда она открыла глаза, вокруг была сине-зелёная муть. Ничего не видать, только мельтешила вокруг плотва и караси. Ульяна подняла руку к лицу. Воспоминания о том, как она здесь очутилась, почти растворились в мутной прибрежной воде.

Ульяна толкнулась ногами. Над головой было светлее, и ей хотелось туда, на волю. Вынырнула она прямо под огромной луной, запутавшейся в кроне старой плакучей ивы. Вода была гладкой как тёмное стекло. По лунной дорожке девушка побежала к старой иве на берегу. Она знала это дерево. Здесь на Троицын день всегда оставляли одежду. Старики говорили – чтобы русалки селу не докучали.

Белые тряпки висели на ветвях и сейчас. На них с удобством расположились те, кого старики хотели отвадить. В старых сарафанах или – стыдоба какая – в одних ночных рубашках. Некоторые вообще, в чём мать родила. Они весело пересмеивались, расчёсывая длинные мокрые волосы.

– Давай к нам, не бойся! – помахала одна из них Ульяне. – Меня Наташей звать, а тебя?

Ульяна и не боялась. Её страх остался в мокрой мешковине. А может, на кончике барского кнута.

– Меня – Ульяна, – представилась и, чтобы не задирать неудобно голову с лунной дорожки, легко перепрыгнула на вершину ивы.

Ивашино было отсюда как на ладони. Дома тёмные, ни одно окно не светилось. Даже дворовые пустобрёхи умолкли. Ульяна чувствовала смутное беспокойство, как будто зуд. Источник этого зуда был где-то там, на тёмных улицах.

– К живым лучше не ходи, – Наташа нахмурила брови. – Найдётся какой-нибудь умелец, накинет тебе на шею крестик, будешь потом год на него работать.

Ульяна сделала неопределённый жест пальцами.

– У меня жених был…

Собеседница рассмеялась.

– Думаешь, какой сейчас год?

Ульяна помялась.

– Не знаю...

– То-то и оно. Обычно наш хозяин поднимает слуг лет через пять-десять после смерти. Твой милёнок давно уже другую себе нашёл, а тебя забыл.

– Не мог он забыть! Я же чувствую!

Наташа покачала головой и протянула Ульяне гребень.

– На вот, расчешись. С утра пойдём мужиков пугать.

Когда новая подружка отвернулась реке, Ульяна вздрогнула. Кожи на спине Наташи не было. От белых позвонков тянулись рёбра, а за ними неподвижно висели какие-то чёрно-зелёные мешки.

– Ты такая же, – коротко бросила Наталья. – Хочешь в таком виде милёнку показаться, останавливать никто не будет. Может, тогда дойдёт, что ты больше не человек, а любовь твоя ему даром не нужна.

Ульяна упрямо насупилась, но промолчала.

Один Троицын день сменялся другим. Время текло, как мёд из бересты: вязко и медленно. Осенью Ульяна спала под водой, а весной снова возвращалась на луга. Танцевала с подружками в полевых цветах. Смеялась над дураками, забрёдшими в лес и требовала с них за проход хорошую шутку или гребешок. И всё никак не могла забыть, перестать думать о том, что где-то на свете есть тот, кто её любил, и кого любила она.

Несколько раз Ульяна наведывалась в деревню, но милого так и не встретила. Другие русалки смеялись над ней. Зачем тебе это, говорили. Можешь же любого мужика взять и под воду утащить. Будет он там со всем удовольствием жить и тебе радость приносить. Ульяна видела таких мужиков. Вечно пьяные и вечно весёлые коротали они время в подводных палатах. Каждый в своей. Ей было интересно, каково им быть счастливыми. Она смотрела в их пустые глаза и не видела там ничего, кроме тоски и желания умереть. Разве это любовь?

Ульяна всё чаще бродила по округе, невидимая и неслышимая, заглядывая в лица встречных. Она верила в любовь с первого взгляда. Надежда – всё, что оставалось у неё. И с каждым пробуждением надежда слабела. Наташа говорила, что русалка живёт до тех пор, пока чувствует. Пока ей весело танцевать. Пока интересно щекотать прохожих.

– А что будет, когда станет неинтересно? – спрашивала Ульяна.

– А ничего, – отвечала подруга. – Не проснёшься в Троицын день.

– И что, в ад попаду?

– Не знаю. И никто не знает. Потому многие стараются любой ценой чувствовать как можно дольше. Начинают щекотать людей до смерти. А потом – есть их. Красоту, конечно, теряют, зато так прожить можно пока река не пересохнет…

Наташа задумчиво покрутила на пальце русую прядь. Она была русалкой давно, и в последнее время, всё реже и реже поднималась из воды. Предпочитала мягкий речной ил бескрайним полям. Говорила, река зовёт.

Годы текли быстрее, чем самая резвая стремнина. Восприятие Ульяны становилось всё менее чётким. Однажды она поняла, что давно не видела Наташу. И не смогла вспомнить, сколько троицыных дней минуло с тех пор.

В хороводе иногда появлялись новые лица, а иногда пропадали старые. Ивашино становилась то больше, то меньше. Большак покрыли серым камнем, а дорогу до деревни высыпали щебёнкой. Среди привычных телег всё чаще стали появляться вонючие самоходные повозки. Русалок всё это волновало мало. На старой иве, по-прежнему, всю русалью неделю висела одежда. Даже когда взрыв (кажется, у людей была какая-то война) выворотил старую иву, Ульяна не расстроилась. Теперь она понимала, что это за зов реки, о котором говорила Наташа. И так же, как Наташа когда-то, стала пропускать Троицыны дни. Заставлял её просыпаться другой зов. Тот самый зуд под сердцем.

Сны становились всё дольше и всё красочнее. Каждый раз покидать речное дно становилось тяжелее. Однажды Ульяна вышла на берег и не обнаружила села. Покосившиеся чёрные срубы с проваленными крышами обильно заросли крапивой. Уцелел только мост у старого просёлка. Русалки тоже покинули эти места. Просто танцевать, ни разу за лето не подшутив ни над кем, им показалось скучным.

Ульяна осталась. На том месте, где росла когда-то могучая ива, теперь был только пень, но рядом с ним пробивался росток. Зуд под сердцем подсказал, что этому ростку надо помочь. Ульяна принялась за дело. Очистила воду, выгнала из-под коряг всех кикимор. Вытащила слежавшийся мусор со дна, чтобы вода могла спокойно течь. Укрепила дерево моста, чтобы опоры не гнили. Договорилась с лешим, чтобы звери ходили на водопой выше по течению, подальше от ростка. Хозяин леса смотрел на неё с удивлением, но помочь помог. На вопрос, что его так удивило, проскрипел: «Надо же, берегиней заделалась. Не ожидал. Большая редкость – русалка с доброй душой». А потом развернулся и побрёл в чащу.

Росток постепенно крепчал. Он радостно тянул ветки к солнцу. Вокруг него, до самой деревни и даже чуть дальше, росли самые лучшие цветы во всём лесу. Ульяна очень старалась украсить это место. Зуд под сердцем стал чем-то другим. Большим и всеобъемлющим чувством. Любовью.

По просёлку иногда проезжали вонючие повозки. Ни одна из них не остановилась, хотя Ульяна и не пряталась. Они противно гудели и виляли по дороге. В глазах возниц Ульяна обычно видела страх и удивление.

Однажды ночью перед мостом остановилась повозка. Из неё вышел кто-то. Тот, кто также искал, бесконечно и одиноко, не понимая, что ищет и зачем.

Ульяна хихикнула. От радости и тихого счастья. Наконец-то она сможет поделиться любовью не только с цветами и деревьями. А он сможет поделиться с ней. Потому что настоящая любовь может быть только взаимной.

Она тихонько проскользнула на заднее сиденье повозки и удобно свернулась там калачиком.

Светало. Солнце готовилось откинуть одеяло предрассветных туч и подняться над лесом. Старая машина, урча мотором, преодолевала многочисленные спуски и подъёмы. Андрей то и дело косился в зеркальце. На заднем сиденье сидела простоволосая девушка в старомодном сарафане. Она молчала. Молчал и Андрей. Боялся спугнуть момент и всё испортить. Боялся, что его сердце ошибается, когда упрямо шепчет, что это, наконец, случилось. Он нашёл и его нашли. Он смотрел в её глаза, и ему казалось, что они знакомы всю жизнь. Может быть даже – не одну.

– Андрей, – сказал Андрей.

Надо же с чего-то начинать.

– Ульяна, – улыбнулась Ульяна.


Автор - Сергей Савин.
Источник.

Новость отредактировал Estellan - 30-06-2019, 03:45
30-06-2019, 03:45 by Сделано_в_СССРПросмотров: 625Комментарии: 2
+10

Ключевые слова: Дорога навстречу звёздам Андрей барин крепостная девка превращение русалки встреча

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Шерри
30 июня 2019 15:15
0
Группа: Посетители
Репутация: (29|0)
Публикаций: 38
Комментариев: 489
Очень понравилось и любовь, и мистика, и разные времена. Написано красиво и с душой)+
  
#2 написал: Nadia Chap
1 июля 2019 13:36
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 1
Комментариев: 38
Очень понравилось!!! Наконец то Ульяна удостоилась выстраданного счастья)
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.