Звёздный свет Евы

I


Пятница, утро, Ева проснулась, задирая руки и громко зевая, дотянулась до телефона и выключила будильник. Отогнав сладкий сон, уселась на краю кровати. Хоть накануне залипла за сериалом, из-за чего её сон ограничивался шестью часами и, как итог, не совсем выспалась, но день обещал быть веселым, особенно его вторая половина: тусовка у Алисы и знакомство с её двоюродным братом, Романом, который по уверениям подружки будет там присутствовать. Одевшись и наспех поев, Ева села за руль подаренного отцом Мерседеса и отправилась в универ, так никогда туда не доехав.

Отрывок из новостной газеты "Мойка" на 14 мая: "В пятницу утром молодая жительница Невского района не справилась с управлением, в результате чего чёрный внедорожник марки Мерседес вылетел на встречную полосу и на скорости столкнулся с едущей навстречу фурой. В результате столкновения 23-летняя владелица авто погибла. Пострадавшая ранее привлекалась к ответственности за неоднократные превышения скорости и нарушения правил дорожного движения.

- Где я?..

- Что со мной?..

- Почему так болит голова и вся верхняя часть тела?

Очнувшись в кромешной тьме, Ева ощупала пространство вокруг себя: судя по всему, она лежала на каменной поверхности. "Как же холодно!" - подумала она и тут поняла, что на ней нет никакой одежды. "Как я, чёрт возьми, здесь оказалась!?" - подумала Ева про себя, в голове тут же мелькнула мысль, что надо двигаться, чтобы не замерзнуть.

Она поднялась на колени, превозмогая боль в теле, и встала. Ощупав неровную мёрзлую стену, судя по всему пещеры, она побрела вперед, надеясь найти выход, ей хотелось кричать и звать на помощь, но страх того, что поблизости где-то, возможно, ходит больной на всю голову маньяк, который принёс её в это место, не давал ей этого делать.

Ева двигалась вперёд, время от времени натыкаясь на торчащие из стен пещеры какие-то наросты или ветки, порою её обдавало непонятным ужасом, как будто сама атмосфера этих мест была насквозь им пропитана, и где-то далеко сзади слышались шаркающие шаги. Она прибавила в скорости и почти бегом, превозмогая боль, устремились вперёд.

Далеко впереди показалось синее свечение, и послышались голоса множества людей, Ева направилась туда. Чем ближе она подходила к синему свечению, тем больше на неё накатывала паника: те наросты, на которые она натыкалась в пещере, оказались руками людей, вмерзших в ледяные стены, а голоса людей - голосами мертвецов, наполовину вмерзших и тянувших к ней свои конечности. Некоторые из них кричали что-то на непонятных ей языках, некоторые просто выли, в большинстве они были почти целы, но у кого-то отсутствовали глазные яблоки, и они смотрели на неё чёрными провалами глазниц; кто-то был лишен рук и ног; у кого-то не было даже кожи.

"Что это за чертовщина!? Куда я вообще попала!? - подумала Ева. - Может я просто сплю? И это просто глупый кошмарный сон?"

На бегу она ущипнула себя, увы, не помогло. Где-то сбоку послышался смутно знакомый голос:

- Какие люди! Добро пожаловать, тварь! Я тебя ждал!

- Гарик? Но ты же умер! - воскликнула Ева, увидев искаженное злобой лицо бывшего одноклассника.

- Взаимно, - усмехнулся Гарик, - а ты, тупая овца, ещё не поняла куда попала?!

Ева, не веря услышанному, мотала головой и, отходя, думала про себя: "Неужели я умерла? Но как? Нет, этого не может быть!" Она обернулась и побежала, Гарик заржал ей вслед истеричным хохотом:

- Я тебя дождался, я вас всех, мразей, дождусь! Ха-ха-ха!

Семью годами ранее.

- Ребят, вы слышали?

- Синицын самовыпилился, выпрыгнул с девятого этажа вчера вечером!

Весь класс верещал как пчелиный улей, обсуждая новость, произошедшего накануне суицида одноклассника. Версий о причине содеянном им было много: одни говорили, что просто загнобили его, шёл и такой слух, что он зашёл в туалет не вовремя, был отметелен Егоркой и Андреем из параллельных классов, и там же попал под "золотой дождь". Ева тогда отнеслась к новости совершенно нейтрально, она терпеть не могла этого прыщавого очкарика с вечно немытыми волосами, который часто пялился на неё своим липким взглядом, и ей была совершенно безразлична его судьба.

Не так давно, заметив как Гарик в очередной раз на неё вылупился, показав ему средний палец, сказала:

- Чё ты пялишься, урод? Пошел вон отсюда! - после чего заметила, что тот теперь пытался обходить её стороной.

"Заклинание подействовало!" - радостно подумала Ева тогда.

Она бежала, и мысли фонтаном бились в её голове.

"Если я мертва, то где же я? Как я умерла? Я не помню, ничего не помню! - и тут в голову пришла ужасающая догадка: - Это ад? Неужели я в аду? Но за что?" Внезапно она остановилась, воспоминания хлынули на неё новым нескончаемым потоком. "Есть за что", - прошептала она про себя и опустилась на колени. По её щекам потекли слёзы, замерзая у неё на лице и превращаясь в лёд, и маленькими осколками падали на пол ледяной пещеры.

Ева вспомнила всё то, о чем при жизни предпочитала не думать. Она вспомнила бабушку, которая в детстве читала ей сказки и готовила вкусные блины, но потом, когда бабушка заболела старческим слабоумием, Ева, будучи уже подростком, над ней всячески смеялась и издевалась. Вспомнила, когда ей было семнадцать, била себя по животу, чтобы спровоцировать выкидыш, боясь, что ее родители узнают о том, что она "залетела". В итоге, в тайне от всех сделала аборт у какой-то бабки, промышляющей нелегальным врачеванием. Вспомнила, как ей было двадцать, и она под градусом, с косяком марихуаны во рту, рассекает по КАД-у на новеньком Мерседесе, подаренном папой, игнорируя всякие правила и ограничения скорости. Ведь в случае чего её отец, как успешный бизнесмен и директор крупной компании, отмажет её от всех неприятностей с законом. Эпизод за эпизодом, эти воспоминания всплывали и плетью хлыстали залитую слезами душу.

"Какая же я тварь! Я ведь всё заслужила и сполна! Я бы всё отдала, чтобы вернуться обратно и начать все с чистого листа, помогать близким, никого не обежать и просто как в детстве греться под солнцем и любоваться звёздами на ясном ночном небе".

Ева очнулась, услышав за поворотом шаркающие шаги и ощутив почти материальную всепоглощающую нечеловеческую злобу, она встала и лихорадочно попыталась найти хоть какое-то укрытие. Наконец, когда шаги были слышны за самим поворотом, она нащупала в стене небольшое углубление и, протиснувшись туда, закрыла рот руками, чтобы только не дышать и не издавать никаких звуков. По мере того как приближались шаги, ужас накатывал исполинской волной, и когда прошло мимо сгорбленное существо в чёрном балахоне, опираясь на палку с серповидным наконечником, ей больше всего хотелось кричать от ужаса, но подсознательно она понимала, что этого категорически нельзя делать; она только сжала сильнее рот ладонями и старалась даже не дышать.

II


Она уже не помнила, сколько времени провела в этом месте. Не помнила как долго бродила по нескончаемым ледяным пещерам, замерзая от нестерпимого холода и страдая от голода, но так и не умирая - с жаждой помогали справляться снег и лёд. Периодически сталкивалась с существами в чёрных балахонах, но до сих пор ей удавалось оставаться необнаруженной. Она часто слышала душераздирающие крики людей, которых ловили чёрные существа, и иногда, когда наталкивалась на свежие, вмерзшие в стенки пещер окровавленные тела, с сорванной кожей или вырванными глазами, вопящие о помощи, понимала, что происходило, когда кричали эти несчастные.

Такие встречи мотивировали её быть осторожнее, не сдаваться и не останавливаться. Иногда наталкивалась на таких же скрывающихся в пещерах людей как и она сама.

Однажды даже нашла кусок плотной ткани, который лежал в углу пещеры, рядом с отрезком мерзлой веревки. Она облачилась в кусок ткани и обмоталась веревкой - получилось некое подобие платья. С тех пор в её голове зародилась мысль, что может быть не так всё безнадёжно, и каким-то образом есть хоть маленькая вероятность выбраться из этого напитанного ужасом и страданиями места, ведь как-то эти вещи попали сюда, и наверняка есть где-то какой-то путь обратно.

И вот не так давно Ева нашла это место - вход в пещеру, которая охранялась: трое крупных чёрных постоянно дежурили у входа, и она уже в сотый раз приходила сюда и наблюдала за ними из-за обвала мерзлых камней, надеясь, что те хоть как-то отвлекутся и куда-то уйдут. И в этот раз она уже собралась уходить, как заметила человека, который шёл из ответвления пещеры напротив. Она попыталась помахать ему, чтобы тот не приближался, но мужчина средних лет её не замечал, шёл прямиком на чёрных и, выйдя из-за угла ответвления, столкнулся с ними лицом к лицу. Вскрикнув от страха, побежал обратно в пещеру, тройка черных тут же мотнулись за ним, но уже не привычными шаркающими шагами, а паря по воздуху, как призраки в дешёвых фильмах ужасов.

Ева, накопив всю свою решительность в один кулак, рванула к охраняемой пещере, краем уха слыша душераздирающие крики того бедняги. Забежав в пещеру, она заметила там четыре ответвления, но не успев подумать, в каком из них продолжить свой путь, услышала шепот. Шепот нарастал, он, казалось, доносится ото всюду, на неясном ей языке, с короткими шипящими словами. И тут голову пронзила боль, но вскоре отступила, и она уже ясно могла слышать слова на русском языке.

- Ты меня слышишь? - спросил голос.

- Кто ты? - Ева спросила вслух, не на шутку испугавшись.

- Молчи! Не говори вслух! Мой голос только у тебя в голове, и никто, кроме тебя, его не слышит! Слушай меня!

Если хочешь выбраться отсюда, только я смогу тебе помочь! Следуй в крайнюю пещеру справа и никуда не сворачивай. Когда увидимся, я тебе всё объясню. Кивни, если поняла!

Она кивнула и побрела вправо, терзаемая сомнениями и страхом, но уже с тлеющей надеждой в сердце.

Ева стояла в середине объемного помещения, похожего на зал, с отвисшей от увиденного челюстью. В конце зала находился огромный ледяной куб, внутри которого находилось высокое, метра три ростом, человекоподобные существо с белой, как лист бумаги, кожей, оно было одето в чёрную тунику, наподобие тех, что изображаются на архаичных римских и эллинистических статуях. Ноги и руки существа были замотаны цепями, глаза были закрыты. За спиной виделось два белых бугра.

"Крылья!?" - мелькнула догадка в голове у Евы, и тут же её осенило.

- Не может быть!.. - прошептала она про себя, но голос не дал ей додумать.

- Подойди ближе, - прозвучало в голове. - Меня зовут Тамиэль, я - нефилим, но это вам, людям, скорее всего, ни о чем не говорит, так что - просто ангел и по совместительству единственная твоя возможность выбраться отсюда.

- Ева, меня зовут Ева, - ответила девушка, все ещё пребывая в лёгком шоке.

- Какое замечательное имя! - похвалил ангел. - Что же, Ева, могу тебя поздравить! Ты первая, кто добрался досюда за примерно восемь сотен ваших человеческих лет, но не будем терять время, так как стражи могут в любое время проверить это помещение.

- Стражи - это те тёмные твари в балахонах? - спросила Ева.

- Да, это их я называю стражами, хотя не они мне помеха, и даже не эти цепи, а куб, в котором я нахожусь, моя тюрьма. А теперь не перебивай, слушай и запоминай! Видишь отверстие небольшое в кубе сбоку? Это замочная скважина. У входа в эту пещеру, где мы находимся, всегда несколько стражей: у самого большого из них должен быть продолговатый кристалл, похожий на наконечник копья, это и есть ключ! А теперь посмотри в противоположный справа угол - видишь красноватый камень, это каменная соль, стражи соль боятся, это отвлечет их! И не вздумай сражаться с ними, как твой неразумный предшественник, лорд Легрант. Оставь их мне! Твоя задача раздобыть у стража кристалл и вставить в отверстие в кубе, всё остальное на мне!

Тут Ева хотела ещё что-то спросить, но голос прервал её:

- Все вопросы потом! У нас мало времени! И не дай им себя поймать! Они питаются болью и страданиями. Удачи тебе! Ступай!

Ева набрала каменную соль, размельчила её в песок и осторожно пошла обратно к выходу. Тройка стражей уже стояла на своём привычном месте.

III


Долгое время она наблюдала за стражами, скрываясь за углом у входа в пещеру, не решаясь предпринять что-либо, но те стояли как статуи, не сходящие с места. Наконец она решила рискнуть и попробовать отвлечь их, вспомнив старый киношный трюк: пересыпала всю каменную соль в одну ладонь, другой рукой она нащупала небольшой камень и закинула его в сторону входа той пещеры, откуда ранее появился тот бедняга, которого разорвали эти твари. Секунд десять ничего не происходило, но потом самый большой из стражей подал короткий шипящий звук, и двое других метнулись в сторону той пещеры, куда был закинут камень.

Когда двойка стражей скрылась из виду, Ева вышла из укрытия и, превозмогая страх, стала подходить к стражу. Её руки дрожали, сердце, казалось, не выдержит и выпрыгнет наружу, разрывая грудную клетку, мышцы ног наливались свинцом; каждая доля секунды казалась длиною в жизнь, но она шла вперёд, понимая, что сейчас или никогда. В глубине души Ева уже смирилась с тем, что может произойти, не выполни она задачу, также понимала, что сполна заслужила всё то, что с ней случилось.

Страж, стоявший к Еве спиной, начал медленно поворачиваться, вероятно почуяв её присутствие и, заметив девушку в паре метрах от себя, издал истошный визг, в тот же миг Ева бросила горсть соли в скрытую капюшоном часть тела существа, где предположительно должна была находиться голова. Схватившись за голову, тварь завизжала с новой силой, в ту же секунду у Евы лопнули перепонки, и с ушей потекла кровь; также она ощутила волну почти воплотившейся ненависти, исходящей от стража, жгучей и бесконечной как сами пламенные реки преисподней. Но Ева не растерялась: сорвав заранее примеченный кристалл с пояса дезориентированного существа, она рванулась назад и со всех сил бежала, сжимая в руке кристалл. Где-то сзади она слышала как визг тварей уже раздавался из всех окружающих пещер и, забежав в зал с Тамиэлем, уже спиной ощущала хлыстом бившие волны беспросветной ненависти, исходящие от уверенно догоняющих её стражей. Будучи совсем близко к кубу, почувствовала хват ледяных трёхпалых лап за плечо, но изо всех сил выдернув себя из хвата и ощущая боль, которая обожгла левое плечо, она прыгнула вперёд, вытянув перед собой руку с кристаллом... И у неё получилось!

Кристалл встал в свою скважину, а Ева, рухнув на пол, уже вновь почувствовала хват холодных когтистых лап на ноге и ауру злобы, витающую в помещении плотным занавесом.

Но уже долю секунды спустя, аура злобы и ненависти превратилась в ауру страха и ужаса. Прочная тюрьма Тамиэля, тысячелетиями охранявшая его, превратилась в пыль, и мириадами маленьких бриллиантов медленно оседала на пол. Ева подняла голову и увидела как стражи, некогда наводящие ужас, вспыхивали один за другим как факелы и, издавая жалобные визги, в панике метались по помещению, пытаясь безуспешно скрыться от взора вновь обретшего свободу ангела.

IV


Через короткий промежуток времени лишь тлеющие безобразные останки, беспорядочно разбросанные по полу зала, напоминали о злобных тварях, и где-то из далёких пещер слышался визг, но уже не зловещий, а какой-то жалкий. Тамиэль освободился от цепей, те нагрелись до бела, лопнули и с гулким звоном рухнули наземь.

Освободившись от оков, он подошёл к сидящей на полу, ещё не пришедшей в себя, Еве и, наклонившись, положил руку на её кровоточащее плечо, рана тут же затянулась.

- Спасибо, - растерянно сказала Ева, недоверчиво косясь на плечо, где ещё мгновенье назад зияла глубокая рана от когтей стража.

Только теперь она смогла рассмотреть Тамиэля: его чёрные как у ворона глаза без белков, и только вокруг зрачков сияла золотая радужка, почти как человеческое лицо, но без бровей и с белой как мел кожей, без всякого намека на морщины - складывалось впечатление, что оно как будто вырезано из гипса, - такие же белые волосы спускались до плеч.

Ангел улыбнулся и сказал:

- Вижу у тебя много вопросов, спрашивай, постараюсь ответить тебе по мере своих познаний.

И тут Ева не выдержала и расплакалась:

- Хочу обратно домой, но я очень сожалею обо всём, что наделала: я убила маленькую вселенную внутри себя, но я очень хочу всё исправить...

Ангел сел рядом и почти по-человечески вздохнул:

- Я не спаситель, я всего лишь ангел, это за гранью моих возможностей. У тебя уже нет тела для того измерения, и даже попади ты туда, не сможешь полноценно взаимодействовать в своём мире. Кажется, вы их призраками называете - тех, кто после потери тела возвращается и пытается жить прежней жизнью. Ты, кстати, не первая, кто называет человека вселенной на моей памяти... Но ты не переживай: и в этом измерении есть города и страны, целые галактики заселены различными существами.

- Я так и думала, что дороги назад нет, - сказала Ева, успокаиваясь, - скажи, а как эти стражи смогли тебя здесь пленить, и как ты здесь оказался?

- Не они меня здесь заперли, а мои же братья, такие же ангелы как и я. Зачем они оставили этим тварям ключ, я не знаю, возможно, хотели, чтобы я когда-нибудь отсюда выбрался.

- А за что тебя сюда заперли? - спросила Ева.

- Знаешь... Когда-то в давние времена, тысячелетия назад, ваша земля была молодой, и первые люди строили на ней свои города и поселения - тогда мы, ангелы, ходили среди людей во плоти, учили их выживать, добывать еду и одежду, помогали строить дома и города, следили за порядком и предотвращали конфликты. Но пришёл день, и высшие силы запретили ангелам воплощаться, и они покинули землю. А я нарушил этот запрет, почему - не скажу, так надо было.

- А как вообще люди попадают в места наподобие этого?

- Грехи, - усмехнулся Тамиэль, - тебе ещё повезло, те, что попадают в нижний уровень, плавают вечность в раскаленной лаве. Как это случается? Просто! Чем больше зла человек совершает, тем больше к нему цепляются лярвы - это такие сущности, паразиты, питаются негативом. В момент смерти душа падает в параллельные измерения, и чем больше этих лярв, тем глубже.

- Ясно, - сказала Ева, вздрогнув при мысли о раскаленной лаве и, вспомнив, спросила, - а кто такой лорд Легрант, что был до меня?

- Да заходил давненько наведаться один такой, вроде бы французский дворянин, при жизни участвовал в крестовых походах, истреблял катар и прочих, с его слов, богомерзких еретиков. И, будучи уже при смерти, купил у папы римского грамоту в рай за огромное состояние. Попав сюда, искренне возмущался и уверял меня, что произошла какая-то ужасная ошибка, и рай в данном виде его вовсе не устраивает! Требовал от меня немедленной связи со всевышним, я ему тогда предложил ту же сделку, что и тебе, но он даже не хотел слушать, ушёл предъявлять претензии стражам в самом грубом виде, что для него в итоге плохо кончилось. Кстати, то как он вообще попал в этот зал, остаётся для меня загадкой по сей день.

Ева легко улыбнулась уголками рта, впервые за долгое время, и задала ещё один вопрос:

- Скажи, ты назвал ангелов братьями, неужели среди вас нет женщин?

Тамиэль усмехнулся:

- Мы, ангелы, не бываем мужчинами или женщинами, мы не рождаемся как люди, нас создают, и поэтому, даже имея мужской облик, мы бесполые. Нам пора, пожалуй, выбираться отсюда, мне это место уже чуточку поднадоело.

Закончив таким образом беседу, Тамиэль встал и протянул руку Еве, помогая ей подняться, и они направились прочь.

Ева не могла точно знать, как долго они брели по бесконечным мерзлым лабиринтам пещер. Она давно потеряла всякую ориентацию во времени, может, счет шел на недели, а может и на месяцы, но ей больше не приходилось скрываться, обитатели пещер при их приближении сразу же разбегались в разные стороны и прятались, не подавая никаких признаков своей жизнедеятельности.

Периодически они останавливались на привал, и тогда Тамиэль рассказывал ей истории о невероятных событиях давно минувших времен, о далеких мирах и их обитателях, и могучих империях, чье наследие давно превратилось в прах.

Наконец пещеры, по которым они шли, становились все более теплыми, и вскоре она перестала ощущать, уже ставший привычным, холод. И вот, после долгого перехода, перед резким поворотом туннеля пещеры, уходящим круто вверх налево, ангел внезапно остановился, повернулся к Еве и, улыбнувшись, сказал:

- Теперь я пропускаю тебя вперед, так как полагаю, что этот момент должен быть важен для тебя. Иди наверх и ничего не бойся!

Ева, не совсем поняв, что ее спутник имеет в виду, без лишних вопросов пошла вперед. Зайдя за поворот, почувствовала легкий бриз на лице, ее тут же осенила догадка и, забыв об усталости, Ева побежала вперед и уже мгновение спустя сидела на коленях, на еще не успевшем остыть теплом песке. Бархатный ночной ветер ласкал ее кожу и волосы, с небес спускался вниз свет мириад далеких звезд и, не смотря на то, что это был не её мир, ей казалось, что в эту ночь все они светят особым образом, светят для неё.

Эпилог.


Прохладный ночной бриз проносился над барханами, врезаясь в руины древних, построенных давно забытой цивилизацией, стен и памятников. Ветер неустанно играл свою заунывную мелодию, периодически поигрывая пламенем разведенного неподалеку двумя путниками костра и темными волосами усевшейся возле него девушки.

- Там, расскажи мне, пожалуйста, про это место, - попросила Ева, ложась на бок. - Здесь такие высокие колонны, выше самих высоких домов того города, где я когда-то жила.

- Да, здесь жил когда-то гордый и могучий народ, и в этом городе жило столько людей, сколько песчинок в этой пустыне, а эта планета была центром огромной империи. Их великий царь звался владыкой всех времен и всех земель. Он царствовал и завоевывал тысячи лет, пока его же народ не отвернулся от него, люди устали от постоянных завоеваний и кровожадности своего правителя, стали требовать, чтобы он отрекся от власти, они стали бунтовать, и им хотелось нового лидера. И тогда великий царь, будучи уже безумцем, пошел на крайние меры: он взмыл на летающем аппарате в небеса и применил страшное оружие, уничтожив себя и свою империю. Города и их жители горели синем пламенем, а солнце не появлялось на небосклоне столетиями. Теперь эти места заселены различными опасными тварями, также племенами и народами людей, ведущими весьма первобытный образ жизни, уцелевшими потомками тех, кто жил в таких вот роскошных городах десятки тысяч лет назад.

- Печальная история, - призналась Ева и, устраиваясь удобнее, произнесла, - спасибо тебе за все, Там, ты как луч света, разгоняешь всю тьму вокруг.

И от этих слов сердце ангела пропустило удар, и он вспомнил события тех времен, которые, казалось, давно позабыты: он стоит в белых сияющих одеяниях посреди облаков, его крылья покрашены в золото, а вокруг сотни, тысячи ангелов, и строгий, но добрый голос за спиной говорит:

- Имя тебе Тамиэль! Луч света, разгоняющий тьму вселенной!

В тот же момент ему на голову опускается венец из чистого золота, и тысячи ангелов дружно в один голос приветствуют его, Тамиэля, нового ангела, как равного, как брата.

Еще несколько тысячелетий спустя тот же голос наставляет его перед первым заданием:

- Неси службу добросовестно! Оберегай людей! Потеря одного человека - это потеря вселенной!

Тамиэль, погрузившись в воспоминания, смотрел на костер. Рядом у костра, свернувшись калачиком, мерно посапывала Ева.

Звёздный свет Евы


Новость отредактировал Elfin - 15-09-2020, 07:01
15-09-2020, 07:01 by Эдвард888Просмотров: 965Комментарии: 1
+10

Ключевые слова: Пещера смерть стражи ангелы кристалл девушка авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
16 сентября 2020 03:25
+2
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (3425|-1)
Публикаций: 2 521
Комментариев: 13 352
У каждого свой выбор и свой путь во вселенной. Замечательно! +++
                                    
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.