Ночь

"Сон разума рождает чудовищ".
Испанская поговорка.

Н*** долго не мог заснуть и уже успел возненавидеть своё ложе, на котором, ворочаясь с боку на бок, завернулся в простыню, как в кокон. Духота, плотно стоявшая в комнате, лишала покоя и сна. Уставший, утомлённый организм гудел от дневных дел и отказывался от объятий Морфея. Раздраженность, вызванная переутомлением, выступила липким потом, и промокшая простыня облепила всё тело, которое стало чесаться и зудеть. При каждом движении скрипучая железная кровать ужасно стенала, будто это была её последняя ночь, и в отместку ржавые пружины старческими голосами предвещали бессонницу и изнуряющую пытку.
За окном послышались цвиркающие звуки сверчка. А может, даже и не за окном, а здесь в комнате, где-то в углу сидит и выводит своим смычком заунывные рулады. Встать бы да швырнуть башмаком в этого горе-скрипача. Да вот только в доме темно и за окном тоже. На небе тучи, чернее чернил, и ни одного фонаря по всей улице.
Сверчок, будто чуя угрозу, смолк. Тишина. Или это только кажется, что тишина.
Слух обостряется, и тишину заполняют всевозможные звуки; ветер, гуляя по ветвям деревьев, что-то шепчет листве, отчего та вздыхает и плачет. В траве таинственные шорохи чьих-то шагов, приблизившихся к двери и замерших в ожидании. Вскрик ночной птицы, от которого бешено колотиться сердце и ноющая, протяжная боль в груди. Страхи одиночества и окружающей темноты проникают в растревоженную душу и душат сознание своей действительностью. Нелепые мысли лезут в голову, вытесняя разумные объяснения. Становиться всё тягостнее от охвативших тревог.
Не выдержав натиска тьмы, Н*** встаёт, находит на ощупь спички и зажигает свечу. Маленькое колеблющееся пламя, потрескивая, медленно разгорается, освещая желтым светом небольшое помещение. Заглядывая поочерёдно во все углы, Н*** обошёл комнату. Прислушиваясь к ночным звукам, оставил свечу на столе, сам же стараясь не шуметь, возлёг на своё ложе и натянул простыню до самых бровей. Мысли крутящиеся с бешеной скоростью в голове, стали замедлять своё движение, они цеплялись друг за друга, сталкивались и рассыпались, оседая на груди, от этой накопившейся тяжести заболели грудные мышцы, давление всё увеличивалось, так, что стало трудно дышать. И холод, исходящий от этого груза, пробудил спящего ото сна. Не открывая глаз, лежал он под простынёй, объятый леденящим ужасом сознания того, что он не один в этой комнате. Боясь пошевелиться, он явно ощущал на своей груди нечто, что, посредством воображения, воплощалось в абстрактное существо.
Н*** потянул голову вверх и, когда простыня съехала с глаз, увидел в бледном сумеречном свете, льющемся с потолка, два круглых желтовато-зелёных глаза, в которых чернела могильная пустота зрачков. Они глядели на него, не мигая, словно отлиты были из стекла. И этот мертвенный взгляд проник в мозг через его широко раскрытые зеницы и овладел сознанием. Рассудок, утратив равновесие, позорно бежал на дальний рубеж тела. Вслед за ним распространился адский холод гибельных могил, сковавший все члены.
Н*** не в силах был оторвать своего взгляда от этих дьявольских глазниц, испепеляющих душу. Из глубин, которых доносились печальные вздохи и стенания погубленных жертв, над которыми с демоническим сладострастием хохотали властители ночных кошмаров. Чудовище не двигалось, продолжая с ужасающим спокойствием разглядывать свою новую жертву. Оно торжествовало, обретая свою силу в страхах порожденных ею. Будто каменная химера восседала на поверженном теле, с наслаждением любуясь содеянным.
Вдруг послышался стук в окно. Этот звук медленно и мелодично, мягкой поступью распространился по комнате и растопил леденящую фигуру на груди. Она стала таять, превращаясь в студенистую массу, излучающую бледный свет, дьявольский взгляд нырнул куда-то вглубь, и вся эта слизь сползла по краю простыни на пол и исчезла между половиц. Н*** облегчённо вздохнул, нервно сглотнув комок в горле, и присел на кровати. Чувство отвращения овладело им, когда он стряхнул на пол последние частицы, оставшиеся после гнусной твари. Они, как ртутные шарики, покатились по доскам и, соединившись - застыли, образовав небольшую прозрачную лужицу.
Оплывшая свеча ещё горит, освещая неровным, трепетным светом круг возле себя. Её язычок отражается в неровных краях жидкости и переливается в ней яркими бриллиантами, в отблесках которых виден насмешливый взгляд неведомого существа. Тени предметов, что колыхались в ожидании своего выхода, с шепотом и придыханием вытягиваются до потолка и, слившись с ним, образовывают огромные ледяные наросты, которые вбирают в себя всё больше и больше теней и призраков, таящихся по углам, комната освещена бледно-голубым светом, исходящим из огромных ледяных сталактитов, в коих беспорядочно мечутся тела сладострастных суккубов*. Своими омерзительными позами и телодвижениями они стараются привлечь к себе внимание. В этом первенстве, за обладание жертвой, их инфернальные тела готовы на всё. И вновь далёкий монотонный стук, прорвав границы тишины, дыхнул на леденящий сосуд подсознания теплым ветерком. Не успел Н*** соскочить с кровати, как огромные сталактиты стали катастрофически таять, под ними образовались бесформенные лужи, истекающие в половые щели, но до того они были огромны, что вскоре вся эта мерзкая жидкость выступила наружу и затопила всю комнату. Коснувшись её ногой, он от ужаса вскрикнул и с ногами забрался на кровать, прижавшись спиной к стене, не зная, что делать.
Окно со звоном распахнулось и, о Боже!
Н*** готов был лишиться сознания, что и произошло бы, находись он в полном рассудке. Даже глаз он не мог затворить, до того не владел своими членами. Волна утреннего тумана ворвалась в распахнутое окно и осела на поверхности образовавшегося озера. Вместе с серой мглой, окутанная клубами тумана, глянула в комнату лошадиная голова. Она вырастала всё больше и больше. Вот, заняв весь оконный проём, голова повернулась, и он увидел, что та была слепа. Два огромных выпученных белых бельма, словно вываренные рыбьи глаза, обратились в его сторону. Черные великие ноздри, увлажнённые дыханием, подрагивали, втягивая в себя воздух. Голова поводила ушами, как бы прислушиваясь.
Н*** съёжился, затаив дыхание, и прижал с силой руки к груди, пытаясь унять сердцебиение, при этом не сводя глаз с лошадиных зубов, которые своими размерами ужасали. Ноздри учуяли запах страха, и губы, растянутые в безобразной улыбке, обнажая желтые зубные жернова, потянулись к нему. Они вот-вот ухватят его плоть, но коснувшись простыни они фыркнули, и лошадь сунула свою безобразную морду в разлитую везде воду и стала пить. Она пила с такой жадностью, что, казалось, осушит всё это разлитое болото за доли секунд. Но вода не убывала, а всасывала в себя голову и та, вывалившись из окна, заплескалась, образовав огромный пузырь, в котором неожиданно родилась морская раковина. Раковина, раскрыв свои створки, выпустила из себя розовый лепесток, принявший очертания женщины. Полуженщина, полубогиня, будто сошедшая с картины Боттичелли, обнажив свои прелести, плыла, точно в лодке, к оцепеневшему мужчине. Лившийся из окна лёгкий туман, словно шелка, окутывал полупрозрачное тело, придавая ему холодную голубизну разлившихся вод. Плавно приблизившись к Н***, она ступила со своего челна на ложе и раскрыла ему свои объятия. Он почувствовал движение её груди, которая, с каждым вздохом, то касалась его, то отдалялась. Белое лицо женщины с круглыми стеклянными глазами нависло над ним, кроваво-алые вожделенные губы растянулись в адской улыбке, обнажая пожелтевшие лошадиные зубы, пасть раскрылась, и пахнуло смрадом средневековых темниц.
Н*** затрясся от страха. И продолжал дрожать даже тогда, когда, широко раскрыв глаза, обнаружил что уже утро, а рядом стоит жена и трясёт его за плечо.
— Ну ты и дрыхнуть. Стучу, стучу в дверь — тишина. Думаю, не случилось ли что! Заставил меня в окно лезть. Вчера не успела на последний автобус. Вот и пришлось сегодня на самом раннем выезжать, пока народу немного, дел ведь еще столько много в саду… Теплицу вчера хоть закончил? Надо рассаду высаживать, переросла уже!
Ну как, умаялся тут без меня? Целую неделю в одиночестве. Или отдохнул без надзора? Ну ничего, я тоже отпуск взяла, будем вдвоём «отдыхать»!
Да вот, привезла мышеловки, надо поставить, а то везде эти мыши лазают. Я страсть как их боюсь! Вчера что, свету не было, свечи жег?
Да что с тобой!? Проснись же!
Розовый рассвет под лучами золотистого солнца растворился вместе с утренним туманом. Тени укорачиваясь, собирали росу с трав, и ночная прохлада таяла на пороге наступающего дня.

* Суккуба – женщина-демон похоти и разврата, посещающая ночью мужчин в сладострастных кошмарных снах.
* Иллюстрация с картины Генри Фюзели "Ночной Кошмар".

Ночь


Новость отредактировал Estellan - 26-11-2019, 09:46
Причина: Стилистика автора сохранена.
26-11-2019, 09:46 by bylzerПросмотров: 1 042Комментарии: 1
+7

Ключевые слова: Ночь кошмар ужас суккуб тьма мрак страх наваждение авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Ksenya078
26 ноября 2019 11:27
+3
Группа: Посетители
Репутация: (215|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 400
Ночной кошмар плавно перетек в приезд жены, лезущей в окно. Мужик, наверно, долго отходил от такого внезапного появления кошмарика. Забавная история))) понравилось,+++.
     
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.