Lenin Impossible. Окончание

Мужчина в поварском колпаке с трудом открыл глаза и повел взглядом по помещению.

— Sacre blue , - простонал он, — где я, собственно, очутился?

Он приложил горячий лоб к бетону.

— Так, давай-ка вспомним, — пробормотал он. — Вместе с другими поварами я приехал из гостиницы. На приеме в советском посольстве подавал тушеных раков. Консул угостил меня стаканом водки, потом еще бутылкой… После этого я прокрался в подвал, где сидели русские шпионы. Отличные ребята… Мы выпили, и они мне рассказали, как сделать атомную бомбу. Потом была еще бутылка, после чего мне показали совершенно секретные документы, следующая бутылка, и я признался, что и сам шпион, только английский. Потом мы выпили за коммунистическую партию, потом за мир во всем мире, затем, чтоб королева с копыт свалилась. После этого мы отправились проведать какую-то старушку в соседнем подвале, и потом за мной гонялись маленькие такие белые мышки. Ну, не такие уж и маленькие, величиной с паровоз… И вот я здесь, черт его знает где…

Он огляделся по сторонам и заметил стул с телом принцессы. Покачиваясь, он поднялся на ноги, подошел к стулу и осторожно потряс девушку за плечо.

— Эй, мадемуазель, проснитесь…

Голова девушки беспомощно перекатилась с плеча на плечо. Повар испуганно отшатнулся.

— Черт, она же мертвая!

Совершенно неожиданно он что-то вспомнил. Поднял голову девушки к свету и какое-то время всматривался в уже искаженные смертью черты. Затем вынул из кармана листовку и сравнил.

— Хэй! — обрадовано воскликнул он. — Ведь это же исчезнувшая принцесса фон Шлезвиг-Гольштейн, за обнаружение которой назначена награда в миллион долларов! Я богат!

От радости он даже несколько раз подпрыгнул, но тут же застыл на месте.

— Погоди, — размышлял он себе под нос, — раз она мертва, так, может, всего и не заплатят? Сколько может стоить мертвая принцесса? Процентов девяносто, а то и семьдесят? — Он вынул из кармана коммуникатор. — Зачем беспокоиться заранее, — набрал он номер с листовки. — Сейчас проверим… Алло? — он приложил аппарат к уху и тут же убрал его, удивленно глянув на экран.

— Что же это происходит? Никакого сигнала…

Разозленный неудачей, он уселся на стуле.

— Скучно, блин, — вздохнул он. — И поесть бы не помешало…

Его взгляд упал на картонную коробку, все еще стоявшую на столе. «Повар» поднял крышку и увидел жирную лягушку.

— Французский деликатес, — проурчал он. — В самый раз для меня.

Под стулом валялась вилка. «Повар» вытер ее о брюки и наколол лягушку.

— Спасите! — раздался тихий писк.

Шпион осмотрелся. Труп принцессы не шевелился. Подвал был пуст.

— Кто это говорит? — поинтересовался «повар».

— Я. Я у тебя на вилке. Я агент КГБ…

— И чего только не придумает лягушка, чтобы ее только не слопали, удивленно сказал сам себе шпион, после чего приступил к процессу вкушения.

У него осталась только одна ножка, как вдруг стальная дверь заскрежетала и начала открываться. «Повар» бросил деликатес и, упав под стенку, притворился лежащим без сознания. Осторожность не была излишней, потому что в подвал вошли Якуб, полковник и генерал. Быстрые глазки деревенского экзорциста осмотрели помещение.

— Так в чем проблема? — спросил он.

— Видишь ли, Яков, — конспиративно склонился к нему генерал, — мы здесь испытываем уникальную систему трансформации оживленной разумной материи.

Взгляд Вендровича остановился на мертвой принцессе.

— Это означает, что вы кого-то превратили в лягушку, а вот расколдовать не можете, — перевел он слова генерала на более понятный язык.

— Откуда знаешь? — удивился полковник.

— Не вы первые, — экзорцист небрежно махнул рукой и улыбнулся собственным воспоминаниям.

— У нас тут проблема с принцессой, — указал генерал на девушку. — Как видишь, совершенно разрядилась…

— Слишком интенсивно ее эксплуатировали, — буркнул Якуб. — И что теперь прикажете с ней делать…

— А вы можете, товарищ экзорцист, сделать из нее зомби?

— Вообще-то можно, — размышлял вслух Вендрович. — Но тогда и расколдованные ею люди тоже станут зомби. А по сути, — заглянул он в коробку, — даже одна только нога зомби.

Озабоченные военные даже не обратили на это внимания.

— Черт… — ругнулся генерал. — Какого мы тогда тащились сюда?

— Гм… агенты-зомби… — сказал полковник в пустоту. — Их будет трудно убить…

— Зато со временем они начнут распадаться, — объяснил Якуб. — Опять же, падалью будет нести за километр… И эти выпученные рыбьи глаза, оскаленные зубы, провалившиеся носы, растопыренные пальцы… Насколько я понимаю, шпионы не слишком должны отличаться от окружающей толпы…

— Ну ладно, — принял решение генерал. — Пристрелим его тут и дадим заказ на новую принцессу.

— Погодите, погодите, — разволновался Вендрович. — Мы ведь так…

— Ничего личного, — объяснил ему Калманавардзе. — Просто, таковы предписания, касающиеся сохранения государственной тайны.

Якуб скривил губы в презрительной усмешке.

— У вас ужасно негуманные методы сохранения государственной тайны.

Оба военных удивленно поглядели на него.

— А какие бывают гуманные? — поинтересовался полковник.

— А вот! — Экзорцист вытащил из кармана фляжку с самогоном. — Как ужремся, так сразу же и позабудем про всяческие государственные тайны, пояснил он.

Тихобздеев пожал печами.

— Может оно и гуманно, — сказал генерал, — но наши способы поэффективней будут.

И он поднял руку с пистолетом.

— Якуб, воспользуйся Силой! — заорал по-польски лежащий под стеной «повар».

И Якуб применил Силу. Что-то бабахнуло, блеснуло, и свет везде погас. В темноте раздался выстрел, за ним другой. Вендрович вынул из кармана обкусанную свечку и зажигалку, щелкнул ею… Оба храбрых агента, как из КГБ, так и из ГРУ, лежали мертвые. «Повар» заряжал пистолет.

— Дружка застрелил, а потом и сам покончил с собой, — с вредной усмешечкой объяснил он.

— Паняаатно, Айболит, — буркнул Якуб. — Пущай будет по-твоему. А ты, кстати, кто такой?

— Меня зовут Бонд, Джеймс Бонд…

— Ага. А я Вендрович, Якуб Вендрович, — представился экзорцист. — Но, раз ты знал, что я обладаю Силой, выходит, ты меня знаешь…

— Нам рассказывали во время подготовки, — объяснил тот. — Хотя я и не думал, что мне будет дано познакомиться лично…

— А как мы отсюда выберемся?

— Предлагаю подняться по шахте лифта и вырезать дыру в потолке, совершенно серьезно предложил шпион. — Ведь это обычный бетон, а у меня в часах имеется лазер…

Он схватил себя за запястье и нехорошо выругался.

— Наверно свистнули, пока я был пьяный, — со вздохом объяснил он.

Якуб склонился над трупом генерала.

— Давай переоденемся, — предложил он, расстегивая покрытый кровавыми пятнами мундир покойника.

Через мгновение из подвала вышли два функционера высшего ранга советских разведывательных служб. Тяжелую стальную дверь они захлопнули за собой.

— И куда теперь? — задумался экзорцист.

— Хм. Раз уж мы тут, так что скажешь на то, чтобы изменить судьбы мира? — спросил у него Бонд.

— Лично я за. Вот только как?

— Увидишь…

Через несколько минут они остановились перед следующими стальными дверями. Шпион сунул карточку в щель и набрал шифр.

— Откуда ты знаешь, как это открыть? — удивился поляк.

— Как раз это я уже давно вынюхал, вот только не было случая попасть сюда и использовать.

— А я зато знаю код для ядерных боеголовок, — похвастался Вендрович. Если запустить их отсюда, так можно начать Третью мировую… Во людишки удивятся…

Наконец дверь открылась. Здесь стоял стол покрытый рычажками и переключателями. Перемигивались цветные лампочки. Якуб всегда обожал технику. По своей аналитической натуре он всегда любил все разбирать до последнего винтика. Только Бонд его опередил, он уселся за стол и надел наушники.

— Отсюда коммунисты управляют половиной всего света, — сообщил он. То есть, управляли. Теперь наша очередь.

Вендрович довольно потер руки. Ему давно уже хотелось поуправлять, вот только не было возможности. Бонд нажал первую с краю кнопку, над которой была надпись «Польша».

— Ну что, прощай, коммунизм, — усмехнулся агент. — Говорить будешь ты, — приказал он Якубу, — потому что у меня с польским слабовато…

— Центральный Комитет, слушаем! — раздалось из динамика.

Подобный оборот дел Вендровича застал врасплох, но он справился с честью.

— Говорит Москва! — загробным голосом произнес он.

— Так точно! — услужливо рявкнул динамик. — Слушаем ваши указания…

— Дайте сюда товарища Цёска, — приказал Якуб.

— Но… Товарищ консультант, товарищ Цёсек спит у себя в кабинете. У него было сложное совещание.

— Так разбудите его, черт подери! У нас тут, в Москве, тоже был тяжелый день, а мы же работаем!

— Есть!

Через пару минут в динамике прозвучал заспанный голос:

— Цёсек. Слушаю.

— Что там у вас с этим круглым столом, товарищ? Мне долго еще ждать?

— Товарищ консультант, вы же еще три дня назад говорили, что…

— Мы тут у себя в Политбюро посоветовались и решили, что все должно быть так, как я сейчас говорю…

— Но ведь генерал Ярузельский…

— Кто тут, ёлки зеленые, важнее, я или он?

— Вы, товарищ консультант…

— Переговоры должны начаться с утра. Стол в Магдаленке?

— Так точно, но генерал…

— Так передай генералу, чтобы он не слишком выпендривался, а то мы его в гости пригласим, — в голосе Якуба прозвучала угроза.

— Есть!

— И начнете в восемь утра.

— Но ведь это уже через три часа.

— Что это еще за выкрутасы, черт подери!? Вытаскивайте товарищей из постелей. Обеспечьте военную авиацию. Или хотите покормить белых медведей?

— А если от этого социализм завалится? — обеспокоился невидимый собеседник.

— Это уже наши проблемы. Исполняйте!

Якуб выключил микрофон и развалился на стуле.

— И как пошло? — спросил он.

— Блин, да ты же врожденный агент, — удивленно вздохнул Бонд. — А я сейчас переговорю с Хонеккером.

Он придвинул микрофон к себе и начал выплевывать короткие приказы на немецком. Шастая по подвалу, Якуб обнаружил бутылку «Столичной». Отпив несколько глотков, он наполнил англичанину чайный стакан. В голове у него приятно зашумело. Бонд же нажал следующую кнопку и начал говорить по-чешски. Затем он отдал указания по-румынски, после них следующие…

— Жалко, что я амхарского не знаю, — сказал он, выключая, наконец, устройство.

— А где же это Амхария такая располагается? — поинтересовался Якуб.

— По-амхарски разговаривают в Эфиопии. Да ладно, будем надеяться, там и местные партизаны справятся…

— Вот будет цирк, когда КГБ обо всем узнает, — буркнул экзорцист и еще раз выпил из горла.

— Да, буча начнется, — усмехнулся англичанин. — Лучше отсюда смываться. Вот только сначала… — Он вынул запонки, выставил на них время и подбросил под стол.

— Чтобы уже ничего не смогли повернуть назад, — объяснил он.

Оба они пошли по бетонным коридорам. Время от времени открывались какие-то двери, но выхода нигде не было. На дворе, видимо, была ночь, потому что в лабораториях не было ни души. Якуб прихватил коробочку универсального оглупителя. Бонд тоже что-то распихал по карманам. В другом складе они обнаружили кучи мешков с самыми различными валютами.

— Блин, это ж сколько бабок напрасно пропадает, — вздохнул Вендрович.

— Если хочешь, так бери. — Бонд сунул ему мешок с польскими злотыми. Чего им здесь киснуть…

Якуб сунул подарок за пазуху. Наконец они остановились перед знакомой дверью.

— Черт, какой же тут может быть шифр? — задумался шпион.

— А я знаю, — усмехнулся Якуб.

В этот самый момент где-то в глубинах подвалов раздался глухой взрыв.

— Ага, — констатировал Бонд. — Запонки подействовали. Сейчас нас начнут искать.

И действительно, завыла сирена. Откуда-то издалека до них донесся нарастающий топот. Якуб набрал на шкале комбинацию цифр: 1–2 — 3–4 — 5. Дверь поддалась. Они вошли в приличных размеров зал. Под стеной находился ручной подъемник с ручкой.

— Блин, изнутри закрыть никак не удастся. — Шпион ощупывал двери.

— Сейчас справимся…

Экзорцист начал крутить ручку. С потолка медленно спустилась платформа. На ней стоял саркофаг с мумией какого-то лысого типа.

— Господи Иисусе, ведь это же Ленин! — остолбенел Бонд.

— Да Ленин, Ленин. Это запасной ход в мавзолей, оттуда мы уже сможем выйти на свободу. Вот только сначала…

Топот подкованных сапог неумолимо приближался… Экзорцист рванул жилетку на груди вождя, нащупал осиновый кол и одним движением вырвал его.

Ленин открыл глаза.

— Что пгоизошло? — картавя, пробормотал он.

— Мировая революция случилась. — Якуб помог Ленину подняться и сунул генеральский пистолет в руку.

Вместе с Бондом они выпихнули мумию за двери, потом уселись в гробу. Подъемник защелкал, и платформа поползла вверх.
* * *

Двенадцать охранников, прошедших специальную подготовку для истребления шпионов, выскочило из за поворота. В узком коридоре кто-то шел им навстречу.

— Дева Мария с Иисусом! — простонал один из агентов, хотя и был убежденным атеистом. — Что это за чудо?

Ленин склонил лысую голову.

— Что здесь пгоисходит? — рявгкнул он. — Нагодная власть пгизвавла вас защищать ее, а вы тут кгоссы по когидогам устгаиваете?

— Простите, товарищ Ленин, — объяснил один из охранников. — Какие-то шпионы пульт управления взорвали…

— И как мне тепегт гуководить миговой геволюцией! — взбесился Ленин. Вы должны были охганять, но не убгегли… За это только одно наказание смегть! — Автоматическим движением он поднял руку с пушкой.

Первым пришел в себя командир.

— Может это и Ленин, но мочи его, ребята! — заорал он.

В бетонном бункере мрачно прозвучали очереди из двенадцати автоматов и отдельные сухие выстрелы из парабеллума восьмерки…
* * *

Якуб вошел в пивную в Войславицах.

— Клубничный нектар со спиртом, — сделал он заказ. — Встряхнуть, но не перемешивать.

Бармен выпучил на него глаза. Дружки тоже изумленно переглядывались. Никогда еще они не слыхали о подобной выпивке. Якуб заметил их полные осуждения взгляды, но интерпретировал их несколько иначе.

— Ставлю всем! — завопил он во все горло. — Ребята, я как раз устроил вам конец комунии, за это следует выпить…

— А заплатить у тебя имеется? — поинтересовался хозяин забегаловки.

Якуб вытащил из-за пазухи банковский мешок, сорвал пломбу и высыпал содержимое на стол. Такой кучи банкнот никто еще никогда не видел. Все собравшиеся замерли. Один только человек браво подорвался со своего места: участковый Бирский. Он приблизился неслышно и положил тяжелую лапу на плечо Якубу.

— Так что, гражданин Вендрович. Выходит, слишком рано вас отпустили?

— Да все законно!

— Ага, прямо в банковской упаковке? Откуда это у тебя?

— Мне это дал Джеймс Бонд в Главном Управлении КГБ! — Якуб всегда любил говорить правду…

Все собравшиеся расхохотались и гоготали еще долго после того, как Бирский, надев на Якуба наручники, вывел его. Мешок он забрал с собой.

Автор - Пилипюк Анджей.
Источник.


Новость отредактировал Estellan - 25-07-2021, 21:41
25-07-2021, 21:41 by ArhipПросмотров: 1 245Комментарии: 0
+1

Ключевые слова: Лягушка повар трансформация полковник

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.